Сообщения о форуме в СМИ

03.05.2016

 

Работу форума МАЙНЕКС Центральная Азия 2016 освещали 37 национальных и международных СМИ.

Обзор сообщений о форуме в прессе и на телевидении 

Обзор основных сессий и мастер-классов форума

03.05.2016

 

Открыть обзор в PDF

Открыть обзор в HTML 

Фотоматериалы форума

28.04.2016

 

Фоторепортаж форума МАЙНЕКС Центральная Азия 2016 опубликован в разделе – http://minexasia.com/2016/gallery/ 

Capture

Предупреждение горнорудным рискам

28.04.2016

 

Заявленная тема форума МАЙНЕКС Центральная Азия, который прошел в Астане в конце апреля нынешнего года, – «Перспективы и потенциал горнодобывающей отрасли в эффективном экономическом развитии». Но, судя по темам докладов и комментариям по ходу форума, участников беспокоили две темы – риски и гарантии.

Ирина Дорохова, контент-менеджер форума МАЙНЕКС


Риски на рабочем месте

DSC_0326Можно ли посчитать риски? Как это сделать? Надо ли вообще это делать, если завтра цена на твой металл обвалится на 30%, и все расчеты пойдут насмарку? Именно с этих вопросов начался мастер-класс, организованный  Общества экспертов России по недропользованию (ОЭРН) в подготовительный день форума МАЙНЕКС Центральная Азия 2016. Задавать их начали управляющий директор American Appraisal Александр Лопатников и руководитель секции «Экономика недропользования» Общества экспертов России по недропользованию (ОЭРН) Михаил Лесков. Суть их презентации можно выразить репликой Михаила Лескова: «Приходишь в небольшую такую компанию, спрашиваешь: есть у вас отдел по риск-менеджменту? А они отвечают: «У нас нет рисков!». Потом он признался, что главной его задачей было привлечь внимание к тому, что риски можно и нужно оценивать: горное дело – это высокорисковый вид бизнеса.

Ключевой вопрос – как это делать практически. Проще и понятнее всего выглядит анализ рисков на действующем предприятии. По классификации старшего консультанта SRK Consulting Сергея Сабанова, они могут подразделяться на технические, эксплуатационные, финансово-экономические, экологические и социальные. Чтобы оценить их в цифрах, нужно ответить на вопрос «что будет, если…» и посчитать, сколько это может стоить – хотя бы в действующих ценах. Чтобы нивелировать эти риски, надо точно знать, как работает предприятие, и постоянно корректировать свое знание о нем. Но, по данным господина Сабанова, далеко не всегда руководство и собственники знают, что находится в недрах, что они добывают, как происходит переработка и как надо увязать работу различных подразделений в единый комплекс, чтобы не было простоев и перегрузки. Отсюда – потери A84E0546денег, иногда огромные.

Чтобы избежать потерь, оценивая объекты для приобретения, можно просчитывать риски подобным же образом. «Если у тебя 30 проектов, а тебе нужно выбрать один, ты смотришь, во сколько тебе обойдется его развитие в условиях сегодняшнего дня. Если принимать, что «прочие условия» одинаковы, просчитываешь, во сколько тебе обойдется гидрогеологическое исследование, если оно не сделано на одном объекте, или ЛЭП, если ее нет на другом объекте», – объяснил представитель крупной компании-недропользователя на условиях анонимности.

Проблема в том, что большее количество факторов оценивается, а не просчитывается: «Анализ рисков основывается на использовании экспертных оценок, выражаемых либо в баллах, либо в категориях», – признал Сергей Сабанов. Можно предположить, что «калибровка» таких метрик приблизительная. Использовать их как количественный показатель каких-то качественных характеристик можно, либо зная методику составления метрики или рейтинга и соглашаясь с ней, либо… не использовать.

Представители крупных компаний признали, что зачастую объекты оцениваются «на глазок» – по принципу «а я вижу, что этот проект хорош». Историй, показывающих, чем такой подход может обернуться даже для серьезной компании, горнорудная промышленность знает множество. Один из них – покупка французской Areva компании Uramin и ее актива Trekkopje, который потребовал миллиардных вложений, но так и не заработал. «Мы с самого начала говорили, что там ничего нет, но нам надменно указали, что лучше знают», – прокомментировал сделку с Uramin представитель EDF (один из крупнейших акционеров Areva) в частной беседе на форуме.

A84E9108«Оцифровывать» риски, лежащие за пределами деятельности конкретного предприятия, еще сложнее. Именно поэтому споры возникли вокруг рэнкинга, представленного на форуме гендиректором представительства Wardell Armstrong в России и Казахстане Юлией Бойко. Казахстан занял 12-е место по удобству ведения горнорудного бизнеса среди 190 стран мира. Сама она назвала результаты «рэнкингом блондинки». Участники форума самоиронию оценили, но остались в недоумении по поводу того, как именно тот или иной фактор переводится в конкретные баллы, одинаково весомые и справедливые для каждой юрисдикции.

Риски в государственном измерении

Удобство ведения бизнеса в стране, измеряется оно в баллах или нет, действительно учитывается, когда инвестор принимает решение – вкладывать деньги в той или иной стране или нет. «Когда мы говорим: «Казахстан», слышим категорическое «Нет, нет! Африка – пожалуйста, Турция – супер, про Казахстан даже не вспоминайте», – поделился впечатлениями один из руководителей юниорной компании, имеющей лицензию в Казахстане. В Казахстане за время независимости произошло несколько некрасивых историй, где пострадали интересы зарубежных инвесторов. Один из последних (и одновременно ранних) примеров – иск компании World Wide Minerals Ltd к Республике Казахстан о возмещении убытков, понесенных в 1996-1998 годах в качестве совладельца Степногорского горно-химического комбината.

Власти Казахстана находились в сильной позиции, пока цены на сырье были высоки. В этот период они слабо прислушивались к настойчивым пожеланиям недропользователей поменять правила игры. Но цены стали падать. А когда упали цены и на нефть, стало понятно, что менять законодательство в сфере недропользования надо «прямо сейчас», иначе предприятия начнут работать (уже работают) в убыток, а каждое из них ответственно за промышленные моногорода и поселки. А второй Жанаозень властям не нужен. Именно поэтому заинтересованные стороны обсуждают сейчас новый Кодекс о недрах, который в ноябре должен поступить в парламент РК.

Дьявол в деталях, но общая концепция закона изменилась. Теперь это документ не о том, как государство регулирует недропользователей, а об общественных отношениях в сфере недропользования. Например, подробно прописаны процедуры совершения сделок, использование арбитража, обременение сервитутом и ряд других аспектов, смысл которых – не надзор, а формирование правовой рамки для разнообразной деятельности в отрасли.

Из того, что настоятельно требовали недропользователи: в нынешней версии Кодекса государство согласилось, что лицензия на разведку гарантирует лицензию на добычу: «Недропользователь, обладающий лицензией на разведку твердых полезных ископаемых, имеет исключительное право на получение одной или нескольких лицензий на добычу твердых полезных ископаемых на участках недр в пределах территории, предусмотренной лицензией на разведку» (статья 187).

Согласно статье 191, «На участке недр по лицензии на добычу недропользователь вправе проводить добычу любых видов твердых полезных ископаемых». Раньше в лицензии прописывался вид полезного ископаемого, которое мог добывать недропользователь.

Оценка ресурсов и запасов твердых полезных ископаемых производится квалифицированным лицом». Раньше запасы утверждала госкомиссия по запасам (ГКЗ). Правда, до сих пор участники рынка не пришли к единому пониманию, следует ли допускать на рынок оценки всех компетентных персон или же только членов местной саморегулируемой организации экспертов.

С другой стороны, государство не отказалось от понятия «стратегическое месторождение», куда включены все урановые месторождения, месторождения на шельфе, внутренние водоемы и объекты с количеством металла сверх определенного уровня (подробнее см. таблицу). Тем самым «Казатомпром» законодательно получил приоритетное право получать лицензию на разведку и добычу урана.

Государство не отказалось и от преимущественного права в случаях, когда речь идет о стратегических месторождениях. В статье «Приоритетное право государства» указано: «…по контрактам или лицензиям на пользование участками недр, имеющих стратегическое значение, государство имеет приоритетное право перед любыми лицами, организациями, включая лиц, организации, обладающие преимущественными правами на основании закона или договора, на приобретение переходящего права недропользования (его части) или объектов, связанных с таким правом». Более того, «Положения настоящей статьи применяются также к контрактам и лицензиям, заключенным и выданным до вступления в силу настоящего Кодекса».

В нынешней версии Кодекса есть положения, которые недропользователи, вероятно, приветствовали бы. Но они нивелируются другими положениями. Так, в статье 6 пункте 2 подпункте 5 говорится, что  «Государство обеспечивает открытый доступ… к геологической информации и иных сведениях об использовании недр…» с оговоркой: «…не являющихся конфиденциальными». Какие сведения считаются конфиденциальными, в Кодексе не указано.

С оглядкой на черных лебедей

A84E1395Ключевой вопрос к новому Кодексу – сможет ли он сделать недропользование в Казахстане более понятным и комфортным настолько, чтобы положительный опыт и информация о нем стали «приводить» горнорудные компании в Казахстан. Пока новшества, заложенные в Кодексе (принцип добросовестности недропользования, земельные отношения, отмена согласований плана горных работ, кроме экспертиз по промбезопасности и экологии и другие), вызывает, скорее, положительную реакцию. Например, в ассоциацию KazRC, куда, кроме профильных общественных организаций, смогут входить представители самих горнорудных компаний. Тем самым они смогут влиять принципы взаимодействия недропользователей и компетентных персон, которые еще только будут выстраиваться в Казахстане.

Оптимизм по поводу инициатив правительства сдерживается знаниями реалий: «Каждый раз, когда мы приезжаем на такие встречи – мы получаем поддержку от правительства. Но когда мы работаем с исполнителями, они действуют совсем иначе. И мы надеемся, что обучение ваших сотрудников на местах поможет воплощаться положениям Кодекса о недрах», – заявила гендиректор Iluka Resources в Казахстане Элисон Морли. Как происходит «работа на местах», можно увидеть на примере министерства энергетики РК: “В настоящее время привлечено $58,1 млн от недропользователей. Планируется в ближайшее время привлечение спонсорских средств от еще десяти недропользователей в размере $17,4 млн”, – заявил глава ведомства Канат Бозумбаев во время совещания по развитию Астаны и подготовке “Экспо-2017”.

A84E9090Больше всего недропользователям хотелось стабильности и предсказуемости. Но в чем именно они должны выражаться – не вполне понятно. Так, глава Ассоциации горно-металлургических предприятий (АГМП) Николай Радостовец заявил: «Нужна налоговая стабильность на весь период действия контракта. Мы за принципиальное сохранение налоговой стабильности».  Но тут же попросил проявить налоговую гибкость, заявив, что АГМП выступает за то, чтобы НДПИ мог меняться в автоматическом режиме: если ценовая конъюнктура неблагоприятна, чтобы недропользователь сам мог снижать себе НДПИ в зависимости от финансового результата.

_US_8600Судя по проекту Кодекса о недрах, «Республика Казахстан гарантирует правовую стабильность условий недропользования». Однако гарантии эти ограничены отношениями собственно в недропользовании: «Гарантия, установленная настоящей статьей, не распространяется на изменения законодательства Республики Казахстан о национальной безопасности, обороноспособности, экологической и промышленной безопасности, здравоохранении, налогообложении и таможенном регулировании, а также на изменения и дополнения в настоящий Кодекс по особенностям предоставления отчетности в сфере недропользования» (статья 18).

Отдельный вопрос, можно ли в принципе требовать стабильности от государства в период, когда со всех сторон прилетают «черные лебеди», и каким завтра будет потребление, спрос и доллар, точно не знает никто. Можно только досягаемые риски посчитать.

Стратегические месторождения (из проекта Кодекса о Недрах)

Полезное ископаемое, единица измерения Количество
1 2
Нефть, млн. т >15
Природный газ, млрд. м3 >10
Железные руды, млн. т >100
Марганцевые руды, млн. т >20
Хромитовые руды, млн. т >30
Медь, млн. т >5
Свинец, млн. т >2
Цинк, млн. т >2
Бокситы, млн. т >50
Никель, тыс. т >50
Вольфрам, тыс. т >100
Молибден, тыс. т >200
Золото, т >50
Уголь коксующийся, млн. т >50
Уголь энергетический, млн. т >500
Уголь бурый, млн. т >500
Горючие сланцы, млн. т >500
Фосфориты (руда), млн. т >200
Хлористые серые соли, млн. т >600
Сернокислотные, смешанные калийные соли, млн. т >100
Сульфат натрия (мирабилит, тенардит), млн. т >10
Бариты (руда), млн. т >10

 

Материалы форума будут опубликованы 10 мая 2016

26.04.2016

ForumMaterials-ru

Изменения регуляторной и бизнес-среды, мировые тенденции в региональном преломлении, новые проекты и возможности для инвесторов и горнорудного бизнеса широко обсуждались на 7-м горнопромышленном форуме МАЙНЕКС Центральная Азия, проводившемся  с 19 по 21 апреля 2016 года в Астане (Казахстан).

Бесплатный доступ к материалам будет предоставлен участникам  форума 10 мая 2016  

Перейти на страницу материалов форума  http://www.minexrussia.com/2016/materials/

Закрытые материалы включают 

(откройте ссылку и  введите пароль, опубликованный в каталоге форума)

  • Презентации, представленные на форуме (необходим пароль)
  • Видеозапись основных сессий форума и мастер-классов
  • Каталог МАЙНЕКС Центральная Азия 2016 (необходим пароль)
  • Cписок участников без контактных данных (необходим пароль)
  • Полный фотоотчёт форума (фото в высоком разрешении)

Открытые материалы (пароль не нужен).
Нажмите на гиперрсылки, чтобы открыть документы

MXCA2016-CDЛица и компании, не принимавшие участие в форуме, могут приобрести доступ к электронной версии материалов опубликованных online и на лазерном диске

В материалы включены:

  • Краткий отчет о сессиях форума
  • Полный комплект презентационных слайдов и докладов (в формате pdf), представленных на форуме и мастер классах
  • Видео-запись мастер-классов, приводившихся перед началом форума
  • Видео-запись основных сессий форума
  • Электронная версия каталога форума с информацией о докладчиках и экспонентах форума
  • Список участников (без контактных данных)
  • Полный фотоотчёт форума (фото в высоком разрешении)
  • Медиа-отчет форума в 37-ми СМИ

Стоимость материалов: 150 фунтов стерлингов

Возможна безналичная оплата в тенге по текущему курсу Национального Банка РК. Стоимость включает пересылку из Великобритании заказным письмом.

Интерактивная площадка форума в действии

26.04.2016


Совместно с разработчиком соцсети MeYou организаторы форума впервые предложили участникам МАЙНЕКС Центральная Азия возможность использовать для общения и обмена информацией онлайн-сервис с широким набором функций:

  • Доступ к списку зарегистрированных участников сети
  • Распространение информации, мыслей и идей участников мероприятия
  • Отправка персональных приглашений на встречу
  • Возможность посмотреть презентации докладчиков на смартфонах и планшетах в режиме реального времени и после форума
  • Участие в интерактивных голосованиях и опросах
  • Возможность задать спикерам вопросы и получить оперативные ответы
  • Просмотр и распространение фотографий, сделанных во время форума

Ниже представлен краткий обзор, социальной сети форума с 19 по 21 апреля

7

Вовлечение

  1. Твит Feed.
    По хештегу #minexasia было подтянуто 50 фотографий (всего 58 твиттов)
  2. Презентации
    Сервис синхронно с проектором показал 48  презентаций в телефонах гостей.
  3. Опросы
    За два дня форума 20 и 21 апреля было проведено 6 голосований. Ниже опубликованы результаты.
1
2
3
4
5
6

Результаты опроса «Центральная Азия 2016 – открыта для горного бизнеса?»

22.04.2016
Нажмите на картинку, чтобы открыть презентацию
Результаты опроса «Центральная Азия 2016 – открыта для горного бизнеса?». Нажмите на картинку, чтобы открыть презентацию

Репутация страны и даже целого региона может стать определяющим фактором, когда инвестор принимает решение развивать горнорудный проект или нет. Но решение принимает не абстрактная компания, а конкретные люди, знакомые с геологией страны, с ее правовой средой и практикой ведения бизнеса в этой стране. От профессионального мнения этих людей зависит, вложит ли компания миллионы долларов в геологоразведку или развитие проектов, будет ли поддерживать местные сообщества, станет ли проект частью экономического развития страны.

При подготовке 7-го горнопромышленного форума МАЙНЕКС Центральная Азия 2016 впервые проводился международный опрос «Центральная Азия 2016 – открыта для горного бизнеса?».

Цель опроса – выяснить, как оценивают современные условия работы в горнорудном бизнесе Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Узбекистана и Монголии профессионалы, работающие в этой индустрии.

Исследования общественной оценки деловой среды в горнорудной отрасли в странах Центральной Азии – явление редкое. В связи с этим опрос в рамках форума МАЙНЕКС Центральная Азия позволяет соотнести оценки, существующие в медиапространстве и в госструктурах, ответственных за регулирование отрасли, с мнением профессионального горнорудного сообщества. Исследование, не претендуя на академичность и всестороннюю объективность, тем не менее, дает возможность получить относительно целостную, непредвзятую и независимую оценку ситуации в горнорудной отрасли стран Центральной Азии.

Предполагается, что опрос будет проходить ежегодно. Это позволит не только получить актуальный «срез» общественного мнения, но и проследить произошедшие за год изменения в отношении профессионального сообщества к деловому климату в горнорудной отрасли центральноазиатского региона и могут стать ориентиром для ее дальнейшего улучшения.

Опрос охватывает различные аспекты деятельности, связанной с современным горнорудным производством – от производственных расходов до госрегулирования.

Central_Asia_MongoliaПоскольку подавляющая часть ответов (более 85%) относилась к Казахстану, оргкомитет счел разумным представить результаты исследования именно по этой стране.

Все участники в настоящее время работают в Казахстане. Их опыт составляет от 1 года до 45 лет, в среднем – 14 лет. По роду деятельности явных доминант нет, следовательно, можно предположить, что проблематика исследования интересует компании из разных сфер, взаимодействующих с горнорудным рынком. В опросе участвовали преимущественно мужчины (68%), менеджеры среднего и высшего звена (от специалиста по связям с общественностью и старших геологов и инженеров до директоров и гендиректоров).

Как оценивали: Была предложена шкала от одного до пяти баллов, где 1 – означает «заявленный аспект – не представляет проблем», а 5 – «это очень серьезная проблема». Пункт 6 означал «затрудняюсь ответить».

Что оценивали: Были предложены 15 аспектов деятельности, которые могут оказывать влияние на бизнес-проекты в компании, работающей в сфере недропользования.

Наиболее сложной проблемой (отдельный учет и сумма ответов для 4 и 5 баллов) участники опроса признали девальвацию тенге (63% в сумме, 55,6% – считают это «очень серьезной проблемой»).

За девальвацией по сумме оценок следуют коррупция и охрана окружающей среды. Все же коррупция беспокоит сильнее: «очень серьезной проблемой» ее признали 33,3% участников, тогда как охрану окружающей среды – лишь 18,5% голосов. Третье место по сумме баллов заняли проблемы с доступностью информации, госрегулирование и инвестиционные риски (51,8%), больше всего хлопот вызывает именно доступность информации: «очень серьезной проблемой» ее назвала треть опрошенных.

По оценке участников, в разделе «госрегулирования» нет беспроблемных аспектов работы. Практически все они оцениваются как просто «проблема» или проблема средней тяжести. Исключений три. Первое: более 40% признали налоговое администрирование незначительной проблемой. Второе: большая часть опрошенных (33,3%) затруднились ответить, насколько неудобен порядок купли-продажи объектов недропользования. Что это может значить? Например, то, что с этим видом деятельности участникам казахстанского рынка недропользования приходится сталкиваться реже всего. Третье: большинство опрошенных (33,3%) считают валютное регулирование серьезной проблемой. Есть любопытный момент: никто из участников не счел соблюдение законодательства госорганами очень серьезной проблемой. Кроме того, одинаковое количество опрошенных считают прозрачность и понятность законодательства «проблемой», так и «сложной проблемой».

В разделе «Финансовые возможности» опрос показал, что в целом участники считают, что привлечь финансирование за рубежом проще, чем внутри Казахстана. «Не проблемой»  и «незначительной проблемой» привлечь иностранные инвестиции считают  37% опрошенных, местные – вдвое меньше. Напротив, «сложной» и «очень сложной проблемой» привлечь деньги из-за рубежа считают 18,6%, на местном рынке – 40,7%.

В разделе «Рабочая сила» не является проблемой стоимость труда и требование обучать местных специалистов. Остальные аспекты оцениваются участниками преимущественно как «незначительная проблема». Единственная ремарка: в аспекте «качество системы подготовки кадров» наряду с большинством (33,3%), кто считает кадровую подготовку «незначительной проблемой», высока доля тех, кто считает, что это «очень серьезная проблема» (22,2%).

Большинство участников считает доступность и качество производственной инфраструктуры «незначительной проблемой» или отнесли ее к разряду  «это почти не проблема». Похоже, для Казахстана это большой плюс. В комментарии один из респондентов отметил, что «Инфраструктура – одна из самых затратных статей в проектах. И все “за” и “против” при решении начать эксплуатационную разработку месторождения буду определяться (не в последнюю очередь) затратами на организацию инфраструктуры».

В разделе «Социальные обязательства» большинство респондентов затруднились ответить на вопрос о том, насколько тяжелы неофициальные сборы и обязательства по сбыту продукции местным потребителям. Отношения с профсоюзами для респондентов не является проблемой. Не исключено – что из-за отсутствия активной деятельности самих профсоюзов. Остальные аспекты социальных обязательств были признаны незначительными проблемами. Несмотря на это, один из участников опроса прокомментировал: «В западных компаниях часто были не приняты, как таковые отчисления на социальные нужды. Многие инвесторы столкнулись с необходимостью заключения колдоговоров по приходу на рынки бывших социалистических стран и республик, где были очень важны меры по социальной защищенности работников».

Серьезнее обстоит ситуация с доступностью к информации. Это либо «проблема», либо «серьезная  проблема». Хуже обстоит дело с достоверностью информации о компаниях: «серьезной проблемой ее признали 25,9% опрошенных против 18,5% (вопрос о доступе к геологической информации). Доступ к правовой информации – это не проблема или незначительная проблема.

Для большинства опрошенных «болезненность восприятия местными жителями горного дела как угрозы для окружающей среды» – это не проблема или незначительная проблема.

Самое главное – это геологический потенциал страны. Из почти 63% опрошенных считают, что вероятность найти в Казахстане месторождение мирового класса в ближайшие пять лет высокая или очень высокая. Этот раздел вызвал больше всего откликов: «Надежда будет жить, пока бьется сердце!» – считает один из опрошенных.  Есть и более взвешенные суждения: «В республики ряд месторождений которых полностью не разведаны т.е. фланги не изучены и вероятность по наращивание запасов имеется». Есть и доля неопределенности: «Все зависит от предлагаемых методик в поисках и разведке. И не последняя роль будет зависеть от квалификаций работающих специалистов».


A84E1928Приз

Все участники опроса были включены в розыгрыш золотой инвестиционной монеты стоимостью 59,000 тенге. Путем жребия  оргкомитет определил призера – Татьяну Матвееву, Старшего Геолога, Behre Dolbear Minerals Industry Advisors. Поздравляем Татьяну с выигрышем!

Опрос 2017

В начале 2017 года в рамках подготовки к очередному 8-му горнопромышленному форуму МАЙНЕКС Центральная Азия будет организован очередной опрос. Более подробная информация будет заявлена на сайте форума.

Кодекс о недрах с вопросительными предложениями

21.04.2016

 

Положения нового Кодекса о недрах и то, как он изменит работу недропользователей, интересовали участников конференции МАЙНЕКС Центральная Азия больше всего. На последнюю сессию форума «Предпосылки для реформирования действующего законодательства в сфере недропользования Республики Казахстан» пришли даже те, кто не участвовал в более ранних мероприятиях.

A84E1820Гвоздем сессии был ее модератор Тимур Токтабаев, директор департамента недропользования министерства инвестиций и развития РК. Ключевой слайд своей презентации он организовал в виде сравнительной таблицы (см. ниже), где прописал основные отличия между действующим законом о недрах и новым Кодексом, который, по планам, в сентябре 2016 года должен быть внесен в правительство, а в ноябре – в Мажилис.

Основные отличия закона «О недрах» и Кодекса (из презентации Тимура Токтабаева)

Условия По действующему законодательству по Кодексу «О недрах и недропользовании
РАЗВЕДКА
Предоставление права Тендер, Аукцион и упрощенный порядок По принципу «Первый пришел, первый получил»
Площадь по аукциону и тендеру до 20 тыс. кв. км, по упрощенному порядку до 10 блоков (20 кв. км) до 100 блоков (200 кв. км.)
Финансовые обязательства Финансирование социальной сферы, обучение кадров, расходы на НИОКР Ежегодные прогрессивные арендные платежи. Минимальные требования по расходам на 1 блок
Обязательства по физическим объемам Утверждение проекта, рабочей программы госорганами Проект утверждается недропользователем, объем добычи не лимитируется
Сроки разведки 6 + на срок, необходимый для оценки 6+4 (+2 для сложных участков)
ДОБЫЧА
Предоставление права Тендер, Аукцион и упрощенный порядок По принципу «Первый пришел, первый получил», за исключением урана
Форма предоставления Контракт Лицензия, для урана особый вид лицензии, для старательской добычи специальная лицензия
Срок добычи 25 лет для средних объектов, 45 для крупных 25 лет для средних объектов, 45 для крупных
Финансовые обязательства Финансирование социальной сферы, обучение кадров, расходы на НИОКР Финансирование социальной сферы, обучение кадров, расходы на НИОКР
Обязательства по физическим объемам Утверждение проекта и рабочей программы госорганом Проект утверждается недропользователем, объем добычи не лимитируется
Иные обязательства Фиксированные арендные платежи за 1 га

Кроме того, в новом Кодексе будет определен статус удержания и его параметры, отмена требования по покупке товаров, работ и услуг у местных производителей, прописано право на арбитраж и принципы, на основе которых спор будет рассматриваться в международном арбитражном или в местном суде. Будут изменены правила предоставления земельного участка для недропользования и предусмотрена стабильность лицензионных условий и обязательств.

A84E1837Евгений Больгерт, управляющий директор Национальной палаты предпринимателей РК, предсказал, что предстоит много работать над системой налогообложения, потому что параллельно разрабатывается Налоговый и Таможенный кодексы. Поэтому “внимательно надо смотреть, как будет складываться практика перехода на арендные платежи  с отказом от подписного бонуса и бонуса коммерческого обнаружения”.

Господина Больгерта также интересовало, как будет вписываться недропользование в положение об офсетных соглашениях – встречных требованиях, “которые предъявляются инвестору, работающему в Казахстане, и приобретающему серьезные прибыли”. “Для нас этот вопрос неприемлем. Мы считаем, что в международной практике офсетные соглашения используются в оборонной сфере и торговле товаров двойного назначения. Это не будет совпадать с отказом от обязательств закупать товары и услуги у местных производителей», – подчеркнул Евгений Больгерт.

Он также счел обязательным регламентировать старательскую добычу и отказаться от ассоциации с «черными старателями». «В рамках Кодекса этот вопрос должен быть урегулирован, чтобы не считать их деятельность незаконной», – указал господин Больгерт.

Ербол Закариянов, заместитель исполнительного директора АГМП, посетовал, что в Кодексе все же объединены разные виды недропользования (ТПИ, углеводороды и общераспространенные полезные ископаемые).  Он назвал главное, что заботило недропользователей: «Что беспокоит? Стабильность контрактов. Во всех законодательных актах должна быть стабильность».

A84E1862Его поддержала Элисон Морли, гендиректор Iluka Resources в Казахстане: «Недропользователи хотят прогрессировать от одного этапа к другому и добиться предсказуемости и стабильности. Это важно для любого инвестора: чтобы было все стабильно, предсказуемо, ясно. Презумпция невиновности для инвесторов: это прекрасная идея. Инвесторы приезжают, зарабатывая и неся определенные обязательства и нести инвесторов. Это не схема «приехал, выкачал все деньги из месторождения и уехал». Нет, перспективы Iluka Resources гораздо более масштабны. Еще один момент – каждый раз, когда мы приезжаем на такие встречи – мы получаем поддержку от правительства. Но когда мы работаем с исполнителями, они действуют совсем иначе. И мы надеемся, что обучение ваших сотрудников на местах поможет воплощаться положениям Кодекса о недрах», – отметила она.

ERG больше всего беспокоил возможный рост затрат: «Пожалуйста, услышьте и не повышайте налоги, не давите на бизнес”, – сославшись на главу государства, призвала Татьяна Макиенко, заместитель председателя правления компании. «Переходить или не переходить? Минимум двухлетний срок хотим дать. Лицензионный порядок, на наш взгляд, прогрессивный. Поэтому мы предлагаем, например, ERG, перейти  и показать пример», – парировал Тимур Токтабаев.

Также Татьяна Макиенко предложила осторожнее подойти к принципам организации ликвидационных фондов (в начале работы открывать гарантийный депозит, брать страховку) и найти инвестиционно-привлекательный компромисс.

Вопрос прокомментировал Тимур Одилов, партнер White & Case, один из авторов Кодекса: “Все горнорудные юрисдикции требуют обеспечения обязательств по ликвидации. Представьте, если в Западной Австралии тысячи недропользователей не смогут выполнить свои обязательства. Это делается в интересах общества, это рекомендация Всемирного Банка. Компромисс может быть по способам обеспечения. Некоторые требуют обеспечения сразу. Некоторые страны, как Чили, предусматривают гарантий постепенно. В первый год – 20%, остальное – пропорционально в течение 15 лет. Мы заложили постепенное предоставление обеспечение в течение трех лет. Это стимулирует недропользователя проводить мероприятия в течение всего срока жизни рудника.

ERG беспокоилась и из-за возможности использовать арбитраж. По словам Татьяны Макиенко, единственное, для чего нужен этот суд, – для разрешения споров от потенциальном отзыве лицензии, поэтому передавать их в суд местной инстанции нерационально.

A84E1846У самого Тимура Токтабаева тоже были вопросы к собравшимся. «А если недропользователь будет сам считать запасы, появится ли у него стратегическое месторождение?» – беспокоился он. Напомним, стратегическим по новому Кодексу считаются все месторождения урана и месторождения других полезных ископаемых свыше определенного (прописанного в Кодексе) объема. «По технической составляющей новые стандарты похожи на действующие, но больше внимания уделяется экономической составляющей». Сам он полюбопытствовал: правда ли, что отчеты по кодексу JORC будут приниматься на территории РК. «Мы этот вопрос рассматриваем. Главное, чтобы нашим запасам верили и способствовали привлечению инвестиций», – расставил критерии Тимур Токтабаев.

У менеджера по развитию бизнеса CSA Global Алексея Цоя он поинтересовался рисками для юниоров в Казахстане. Тот признал, что «нынешняя ситуация оставляет юниоров за скобками. Добыча полезных ископаемых, по сути, это другая отрасль. У добывающих компаний длинный горизонт планирования, а юниорам нужна простота и скорость: у них нет месяцев и лет на согласование. Это одна из причин, почему юниорных компаний практически нет в РК и в РФ. И у них нет голоса. Поэтому мы надеемся увидеть в кодексе упрощения. Правда, нынешний проект кодекса не так идеален, но я надеюсь, что кодекс будет доработан».

Стандартное предложение: KAZRC вступает в CRIRSCO

21.04.2016

 

Участники сессии «Прозрачность и достоверность информации – главные условия для привлечения денег в горнодобывающую отрасль» обсудили различные подходы к предоставлению отчетности о ресурсах и запасах. Тема актуальна для Казахстана: летом ассоциация KAZRC будет принята в CRIRSCO (комитет по международным стандартам отчетности по минеральным резервам).

A84E1386Иван Максимов, главный консультант по охране окружающей среды SRK Consulting, сначала подробно объяснил, кому и зачем нужны стандарты отчетности: «Кодекс – это тот необходимый минимальный стандарт для публичной отчётности для однозначного понимания раскрываемой информации всеми заинтересованными сторонами». Ключевой принцип функционирования кодекса – опора на мнение компетентного лица, который подписывает отчет о разведке, ресурсах и запасах. Общие принципы составления самих отчетов – прозрачность, материальность, компетентность.

Также господин Максимов рассказал, что такое CRIRSCO и кто туда входит. В нынешнем году в число членов CRIRSCO должна быть принята организация экспертов из Казахстана, которая разработала национальный кодекс отчетности KAZRC (в его разработке как раз участвовал SRK Consulting).

Затем он перешел к заявленной проблеме своего доклада и заверил, что социальные и экологические аспекты придется учитывать, готовя отчеты о проекте. «Экологическое и социальное обоснование и оценка проекта строятся на политике, руководствах и выработанных стандартах деятельности: стандарты деятельности МФК (PS1-PS8), требования реализации ЕБРР (PR1-PR10), операционные директивы, политики и процедуры Всемирного Банка», – объяснил Иван Максимов.

Но дело не только в требованиях: знание того, какие риски для экологии и местного сообщества могут нести развитие и эксплуатация месторождения, позволяет нивелировать их или хотя бы быть готовыми к тому, что они реализуются.

A84E1534Тему продолжила Сауле Уразаева, исполнительный директора Ассоциации KAZRC, рассказала, что это за организация. В число ее участников входят АГМП, «Казгеология», ассоциация ПОНЭН («Профессиональное объединение независимых экспертов недр»), KASE, Micromine и АПГО (ассоциация предприятий горнодобывающей отрасли). Предполагается, что ПОНЭН будет признана как ROPO (Recognised Overseas Professional Organisation) и будет объединять компетентных персон, имеющих право подписывать отчеты о разведке, ресурсах и запасах в Казахстане.

В свою очередь, Ассоциации KAZRC будет выступать неким «законодателем», координирующим взаимоотношения компетентных персон и недропользователей в РК. Членами KAZRC могут стать сами недропользователи.

A84E1607Николай Еньшин, генеральный менеджер SRK Consulting (Казахстан) рассказал участникам форума  о планах Профессионального объединения независимых экспертов недр Казахстана (ПОНЭН) по внедрению в Казахстане стандартов публичной отчетности (KAZRC), привлечению высококвалифицированных специалистов для составления и экспертизы публичных отчетов, консультациями по независимой экспертизе недр, увеличением числа компетентных лиц, контролем за соблюдением этических норм поведения членов, взаимодействием с другими организациями, подготовкой кодекса KAZRC. Членами ПОНЭН могут быть казахстанские и иностранные физические лица и компании, принимающих принципы, устав и кодекс этики ПОНЭН. Господин Еньшин подробно проинформировал об этических принципах, которым должны следовать члены организации, а также о том, что каждый член ПОНЭН должен постоянно повышать квалификацию по своей основной дисциплине и ежегодно отчитываться о том, как именно он это делал.

A84E1413Энтони Бэнем, главный операционный директор IGS Ltd выделил три столпа, которые позволяют небольшим разведочным компаниям чувствовать себя комфортно: инвестиционная и налоговая стабильность, стабильность законодательства, регламентирующего выдачу лицензий на недропользование, и доступность геологической и технической информации. «Актуальная, высококачественная, доступная в цифровом виде геологическая информация играет существенную, если не сказать драматическую роль в улучшении возврата на инвестиции в геологоразведку.

Геологическая информация должна включать максимально детализированные геологические карты (масштаб 1:250000 или лучше), геофизические исследования (магнитометрия, радиометрия, гравиметрия,  и т.д.), геохимию (по максимальному количеству элементов и детально, насколько это возможно), данные по буровым скважинам (если таковые имеются). Господин Бэнем особо подчеркнул, что все данные должны быть представлены в правильном формате.

Если у государства есть качественные геологические данные, это оказывает мощную поддержку экономическому росту. В исследовании Ридмана, проведенного в 2000-е годы, выявлен мультиплицирующий эффект в 100-1000 раз. В исследовании Овадии, взявшего примеры из Африки, подобный эффект составил 188-952 раза. Канадские аналитики посчитали не только сам эффект (125 раз), но и рост занятости в 50 человек на каждый канадский доллар, вложенный в геологические исследования. «Инвестиции в них дают хорошую норму возврата», – заверил Энтони Бэнем.

Чтобы не быть голословным, он привел пример Мозамбика, которому в начале 2000-х годов дал кредит Всемирный банк. Буквально через 4 года после запуска программы обновления инфраструктуры геологических исследований количество запросов на выдачу лицензий выросло более чем втрое (с примерно 120 до более 400). Количество же денег, потраченных на разведку, выросло за тот же период с $6 млн до почти $24 млн. Подобный же эффект возник в Намибии, где рост геоданных привел к росту выданных лицензий и капиталовложений. А в Мексике геологическое и геофизическое картирование привело к тому, что она стала четвертой страной в мире по привлечению инвестиций в горнорудную отрасль. Общие инвестиции в нее выросли на 16% до $3,3 млрд (по данным Deloitte за 2012 год).

Также важно вести единый кадастр территорий, занятых под потребности горнорудных компаний. Кадастр позволяет компаниям и государству видеть, какие территории заняты, а какие свободны, делает этот процесс прозрачным, тем самым позволяя избежать споров и конфликтов. владеет геологической информацией обычно государство. Кроме того, в стране должна существовать организация, ответственная за геологические исследования. Ее функции – ответственность за систематическое региональное геологическое картирование, управление научными разработками, отбор геоданных, предоставление консультаций госструктуре, курирующей отрасль.

A84E1680Разговор о геологической информации продолжила Татьяна Матвеева, старший геолог Behre Dolbear Minerals Industry Advisors. В своей презентации она рассказала о канадском опыте выдачи лицензий и организации доступа к геологической информации.

Например, в Британской Колумбии для того, чтобы получить лицензию, нужно получить Сертификат свободного горняка, а для этого – просто заплатить $25 для частных лиц (пенсионерам бесплатно) и $500 для компаний, заплатить взнос за новую лицензию ($0.40 за гектар), проводить поиски и сдавать отчеты о проведенных работах. По законодательству, владелец имеет право продать свою лицензию любому другому лицензированному пользователю.

Размер одной ячейки (минимальной единицы) составляет от 21 гектара (457м x 463м) на юге до 16 гектаров на севере. Заявку (подается через Интернет) можно подать максимум на 100 ячеек на одну лицензию, но можно подать несколько заявок на лицензии.

Минимальные необходимые затраты на поиски в год: $5 на гектар в первые два года,  $10 за гектар в третий и четвертый годы, $15 за гектар в пятый и шестой годы, $20 – в последующие годы. Отчетность о проведенных работах можно не сдавать – но за это придется заплатить вдвое больше минимальных затрат на поиски. Можно сдать один отчет на все лицензии, если они имеют общую границу. Отчеты доступны по простому заходу в базу данных через 1-3 года после их проведения.

Госпожа Матвеева рассказала, как можно получить горный отвод и разрешение на горные работы в Британской Колумбии, а также особенностях получения лицензи в провинции Онтарио.

Утвержденные правила одинаковы для всех и не зависят от вида полезного ископаемого и возможного размера будущего месторождения. Получить лицензию дешево – удержать значительно дороже. «Значительный объем геологической информации частных компаний становится доступным всем вскоре после ее получения, а госслужбы предоставляют результаты своих работ бесплатно для всех участников», – резюмировала Татьяна Матвеева.

A84E1510Продолжая тему раскрытия геологической информации, Руслан Баймишев, руководитель РГУ РЦГИ «Казгеоинформ», рассказал о том, какую работу проводят госструктуры Казахстана, чтобы предоставить компаниям удовлетворяющую их геологическую информацию.

Благодаря инциативам «Казгеоинформа», с 2012 года по настоящее время пересмотрены грифы секретности более 18 тыс. отчетов, из которых рассекречено более 10 тыс. отчетов полностью, в том числе в 2015 году 2900 отчетов.

В соответствии с приказом министра по инвестициям и развитию РК от 31 марта 2015 года № 385, геологическая информация по свободным от недропользования объектам по решению уполномоченного органа используется для безвозмездного ознакомления.

Всего в республиканском и территориальных геологических фондах находятся 138 803 отчетов. В режиме онлайн (на портале www.e.geology.kz) обеспечен доступ к метаданным: инвентарный номер, автор, наименование отчета, год, краткое описание отчета.

Для того, чтобы получить к ним доступ, надо подать заявку в комитет геологии и недропользования МИР РК, найти в картотеке необходимые документы и составить список, заключить в Межрегиональном департаменте соглашение о приобретении информации или соглашение о конфиденциальности и оплатить эту информацию, потом подать соглашение в информационно-аналитический центр, на основании которого заключается договор о копировании геологической информации, а затем заявитель получает эту информацию.

В настоящее время уже работает Интерактивная карта, где отображаются контрактные территории по ТПИ (376), подземным водам (181), углеводородам (170), 237 объектов на стадии оформления, 85 объектов на государственное геологическое исследование недр.

В перспективе, по данным господина Баймишева, на карте предполагается отображать контуры геологической изученности РК, предоставлять права недропользования в упрощенном порядке  и геологической информации (с возможностью ее оплаты) в режиме онлайн. Кроме того, недропользователи. используя сервисы интерактивной карты, смогут сдавать электронную отчетность.

A84E1711

Завершила сессию  Татьяна Седова, консультант казахстанского офиса Всемирного банка, выступлением об ИПДО (инициатива прозрачности добывающих отраслей) как средства достижения прозрачности и диалога с обществом в вопросах, связанных с добывающей отраслью.

«Казатомпром» пойдет на разведку

21.04.2016

 

На форуме МАЙНЕКС Центральная Азия 2016 представители «Казатомпрома» рассказали о программе геологоразведки, в рамках которой компания надеется увеличить запасы на 195 тыс. тонн. О готовности участвовать в наращивании запасов урана заявила и компания Uranium One. Канадская Cameco, в среду заявившая о том, что замораживает производство на руднике Rabbit Lake в США, предпочла сосредоточиться на социальной активности компании.


A84E0973Юрий Демехов
, управляющий директор по производству АО «НАК «Казатомпром» сообщил о стратегии развития компании по основным направлениям ее работы.  По его словам, сейчас компания трансформируется, сосредоточиваясь на ядерно-топливном цикле. Для большей специализации «Казатомпром» избавляется от «дочек» и внучек»: если в начале 2015 году их было 82, то к концу 2017 года их должно остаться 38. По словам Юрия Демехова, это необходимо для того, чтобы стать более привлекательным объектом для IPO (должно пройти в конце 2018 года).

Геологоразведка

По данным на 1 января 2015 года, запасы урана в РК по категориям В1+С1+С2  составляют 875,5 тыс. тонн, из них около 64% пригодны для подземного выщелачивания – наиболее дешевой и экологичной технологии добычи. С учетом прогнозных ресурсов в недрах РК содержится почти 1,6 млн тонн. За пять лет прирост запасов составил 240 тыс. тонн, но за тот же период добыли 110 тыс. Понимая, что запасы сокращаются, компания в феврале 2016 года приняла программу геологоразведочных работ до 2027 года.

A84E1001Булат Ужкенов, председатель правления АО «Волковгеология» (полностью принадлежит «Казатомпрому») сообщил, что  компания будет проводить разведку на нескольких участках общей площадью 124 кв. км (подробнее см. таблицу). По оценкам «Волковгеологии», предполагаемые ресурсы на этих площадях составляют 195 тыс. тонн урана.

Как пояснил Булат Ужкенов, лицензии на недропользование будут принадлежать самому «Казатомпрому», «Волковгеология» будет работать в роли подрядчика. В ближайшее время «Казатомпром» закончит разработку положений, в соответствии с которым другие (в том числе зарубежные) компании смогут участвовать в разведке урана.

Однако даже если другие компании, кроме «Казатомпрома» будут вести разведку по урану, все обнаруженные месторождения, содержащие уран, будут считаться стратегическими. Если Кодекс о недрах будет принят в существующей на март 2016 года редакции, у Республики Казахстан будет приоритетное право «перед любыми лицами, организациями, включая лиц, организации, обладающие преимущественными правами на основании закона или договора, на приобретение переходящего права недропользования (его части) или объектов, связанных с таким правом».

A84E1050Несмотря на проблематичность получения лицензий на новые урановые месторождения, Александр Бойцов, директор программы развития минерально-сырьевой базы Uranium One, предложил «совместно с НАК «Казатомпром» и «Волковгеологией» разработать базовые принципы и программу сотрудничества в области урановой геологоразведки и приступить к ее реализации». Исходил он из того, что  запасы дешевого по себестоимости урана, в том числе в Казахстане, сокращаются. Например, на казахстанских рудниках, которые разрабатываются с участием Uranium One, запасы должны исчерпаться примерно к 2040 году, а в мире добыча урана методом СПВ при сохранении существующих условий, начнет падать с начала 2020-х годов.

По оценкам «Казатомпрома», с учетом плановой добычи в Казахстане прирост запасов к 2020 году составит 80 тыс. тонн, ресурсов – еще 50 тыс. тонн. Всего в Казахстане, отметил Юрий Демехов, будет добываться примерно 24,1-25,2 тыс. тонн в год в период с 2016 до 2025 года. При этом доля «Казатомпрома» в мире вырастет (с 21% до 24%), но, по большей части, за счет сокращения добычи другими производителями. Мировой объем добычи урана в 2025 году, по оценкам «Казатомпрома, составит 55,7 тыс. тонн.

Торговля

«Казатомпром» расширил географию поставок за счет Ирана, куда в 2015 году были отправлены 60 тонн  урана. Кроме того, были заключены контракты с Францией (4,5 тыс. тонн) и Индией (5 тыс. тонн). В 2016 году компания намерена заключить контракты с Ираном, Украиной, США и Европой. В июле 2016 года запланировано создание торговой компании. Заниматься она будет краткосрочными и среднесрочными контрактами. За долгосрочные контракты с постоянными партнерами будет отвечать управление маркетинга «Казатомпрома». За счет учреждения торговой «дочки», компания надеется увеличить долю продаж в Европу с 15 до 26%, охватить 15% рынка США, расширить географию продаж и обеспечить доход  от $280 млн.A84E0944

Кроме того, «Казатомпром» намерен создать урановый фонд, чтобы вывести с рынка излишки урана. В Урановом фонде будет накапливаться уран, добытый в 2016-2018 года. К этому времени в фонде предполагается накопить 5,5 тыс. тонн урана. Продаваться этот объем должен в 2019-2021 гг. По расчетам компании, это позволит поднять цену урана в этот период примерно на четыре доллара за фунт. В 2020 году цена на уран, предположительно, составит около $55 за фунт.

Топливный проект

В 2016 году «Казатомпром» намерен начать строительство предприятия «Ульба ТВС» по производству тепловыделяющих сборок. Участники проекта – АО «УМЗ» и китайская CGNPC-URC. Поставщиком технологии будет французская Areva. Предполагается, что первая продукция будет выпущена в январе 2019 года.

Ранее, в  октябре 2010 года, во время визита президента РК Нурсултана Назарбаева во Францию СЕО AREVA Анн Ловержон и председатель правления АО «НАК Казатомпром» Владимир Школьник подписали соглашение о создании совместного предприятия по производству топливных сборок. Однако значимых действий по этому проекту не было.

«Больше, чем добыча»

A84E1116Кэролайн Горсалитц, вице-президент по корпоративному развитию и правовым вопросам Cameco, про производство урана почти не говорила. Накануне ее доклада компания выпустила релиз, где сообщила, что замораживает производство на канадском руднике Rabbit Lake и американских активах. Это потребует увольнения 586 сотрудников на обоих рудниках. Вместо это госпожа Горсалитц сосредоточилась на том, что «больше, чем добыча». Она напомнила историю взаимоотношений Cameco и Казатомпрома» и коротко описала, как канадский производитель выстраивает свою политику по развитию персонала, развитию бизнеса, охране окружающей среды, инвестициям в местное сообщество и его найм.

Итог сессии подвел Сергей Бреус гендиректор АО «Ульба-Конверсия» (ранее – гендиректор СП «Инкай»), который заявил, что, когда создавалось совместное предприятия,  потребовалось объединить бизнес-подходы совершенно разных организаций: «Как объединить? Использовать здравый смысл».


Перспективные площади

Шу-Сарысуйская провинция
Название площади Расположение Размер Содержание полезного вещества Мощность пластов Глубина залегания Предполагаемые ресурсы
Восточная Между месторождениями Жалпак (сев. часть) и Моинкум (юж. часть) 5 906 км2

 

до 0,05% от долей до 2-4 метров От 60 до 150 м.

 

25,0 тыс.т
континентальные отложения инкудукского горизонта от 0,019 до 0,484%) от 0,2 до 3,0 м от 190 до 240 м
Западная восточнее месторождения Буденновское 4 931 км2 от 0,20 до 0,045% от 0,5 до 4,80 м от 400 до 650 м 40,0 тыс.т
Инкай-Мынкудукская на стыке месторождений Мынкудук и Инкай 310 км2 от 0,02 до 0,06% от 0,20 до 3-6 м от 280 до 450 м 20,0 тыс.т
Сарысу-Бактыкарынская западнее месторождения Инкай 310 км2 10,0 тыс.т
Сырдарьинская провинция
Аккум-Яныкурганская восточнее месторождения Хорасан 264 км2 от 0,035 до 0,81% До 6 м.

 

10,0 тыс.т
Пришимкентская южнее группы мелких по масштабу месторождений Кызылколь-Лунное-Чаян до границы с Узбекистаном 1 945 км2 от 0,5 до 10 м от 150 до 530 м 15,0 тыс.т.
Восточно-Кызылкумская между Карамурунским и Каратауским рудными районами От800 до 1000 м. 25,0 тыс.т
Северо-Казахстанский регион
Семизбай, Торяфной, Николаевский 11 тыс. км2 от 0,01 до 0,1% от десятых долей метра до 2-4 м  

от 40 до 200 м

50,0 тыс.т

 

Технология, полезная для ископаемых

21.04.2016

 

На сессии «Новые технологии в практике экономии горнодобывающего предприятия» технологические компании представили свои продукты и решения недропользователям.

_US_8995Алексей Каплан, директор казахстанского филиала «НТЦ-Геотехнологии», напомнил собравшимся о технологических рисках в горном производстве, а затем сосредоточился на примерах управления затратами на горнорудном предприятии. По его мнению, применение системы управленческого учета на основе директ-костинга хорошо зарекомендовало себя на предприятиях, имеющих относительно простую производственную структуру и узкую специализацию. Для примера он представил схему формирования затрат на простом горнодобывающем предприятии, которое занимается только вскрышными работами и добычей, и взаимосвязи основных производственных процессов. Однако он признал, что большинство крупных промышленных предприятий на территории бывшего СССР имеют сложную функциональную структуру. «Для планирования и учета затрат сложных предприятий может использоваться функциональный метод калькулирования себестоимости продукции (Activity Based Costing, ABC)», – предложил он.

В качестве примеров снижения затрат он привел разрез «Заречный» (Кузбасс), где изменение порядка отработки позволило снизить расстояние транспортирования вскрышных пород на 20-30% и уменьшить площади нарушения земель горными работами на 15-20%.

Но для того, чтобы извлечь максимальную прибыль из объекта, Алексей Каплан предложил изначально делать не типовые, а индивидуальные проекты , максимально учитывающие реальные условия предприятий. По оценкам господина Каплана, работа по индивидуальному проекту позволит увеличить эффективность производства в 1,5-2 раза, нивелировать индивидуальные проблемы проекта и повысит ответственность разработчика.

_US_8969Денис Коваленко, консультант-геолог SRK Consulting, объяснил, как сопоставление геологических моделей и реальных производственных данных могут снизить риски проекта: оно повышает точность перспективного планирования, улучшает понимание параметров рудных тел, объясняет существующие проблем и то, как и зачем можно улучшить существующую практику. Сверяются данные, поступающие с фабрики (с самосвалов, конвейеров, данные опробования, содержания рудоконтроля), долгосрочная и краткосрочная (по данным текущей добычи) прогнозные модели. Особенно подробно он остановился на том, какие входные данные должен получать рудничный геолог, на что следует обращать внимание (есть ли налипшие/спрессованные остатки руды в самосвалах, правильна ли загрузка, была ли добыча за контурами выемки) и какие вопросы следует задавать, чтобы получать корректные данные (Какой протокол используется для выгрузки/отгрузки по рудоскладам? В процессе опробования идет ли в пробу весь материал (крупная и мелкая фракция)? Тоннаж измеряется автоматическими весами? Как часто они калибруются? И так далее).

Подобным образом господин Коваленко конкретизировал параметры краткосрочной и долгосрочной моделей, которые необходимо знать, чтобы понимать, насколько можно им доверять. Сравнение результатов должно привести к корректировкам. Например, если больше тонн руды с ожидаемыми содержаниями, то, возможно, следует проверить ресурсную модель. Если же больше тонн с более низкими содержаниями, то необходима проверка рудоконтроля.

_US_9018Валерий Мачулов, директор по стратегическому развитию ООО «Модулар Майнинг Системс Евразия», рассказал о системах управления, которые устанавливаются на современный горнорудный автотранспорт.

Он выделил три группы систем: системы спутникового мониторинга, системы контроля и учета, системы интеллектуального управления и охарактеризовал достоинства и недостатки каждой из них.

  Плюсы Минусы
Системы спутникового мониторинга (системы Omnicom, СКАУТ, Глонасс Новис, Автограф и т.д.) ·         Низкие затраты на внедрение

·         Простота развертывания

·         Короткое время на установку

·         Ограниченный функционал

·         Трудности с осуществлением оперативного контроля

·         Изначально спроектированы для фиксации событий постфактум

·         Точность получаемых данных

·         Низкая надежность оборудования в условиях горного производства.

Системы контроля и учета (системы Pitram компании Micromine, Devex компании Hexagon, Карьер компании ВИСТ Групп, АСД компании Союзтехноком) ·         Объективная реальная статистическая информация по технологическим операциям работы горного оборудования

·         Инфраструктура передачи данных

·         Широкие аналитические возможности для управленческого персонала по работе горнотранспортных комплексов.

·         Имеют первичный экономический эффект, но ограниченны по возможности дальнейшего роста производительности горного оборудования. Это системы с «запаздывающей» реакцией на происходящие процессы в работе горнотранспортных комплексов

·         Большую роль играет «человеческий фактор» – Управление в системе осуществляется в так называемом «ручном» режиме, с постоянным визуальным контролем над протекающими производственными процессами, с использованием стандартных средств связи по схеме: указания диспетчера – оператор горной техники, сообщения оператора – диспетчеру

·         Отсутствие комплексной оптимизационной модели – модуль оптимизации грузопотоков не является ключевым звеном системы

·         Системы спроектированы на пассивный сбор оперативной производственной информации.

Системы интеллектуального управления (системы компании Modular Mining Systems, Wenco International Mining Systems, Leica Geosystems) ·         Возможности в получении постоянного роста производительности

·         Минимизация неэффективных простоев в работе горнодобывающей техники

·         Снижение затрат за счет автоматизированного управления качеством добываемого сырья

·         Системный контроль выполнения заданий и оперативное вмешательство при несанкционированных действиях персонала

·         Широкие аналитические возможности по работе горнотранспортных комплексов и персонала

·         Большая стоимость

·         Долгая окупаемость на небольших предприятиях

·         Необходимость проведения качественного обучения горного персонала

·         Обеспечение 24 –часовой поддержки работы систем и сервиса.

 По мнению господина Мачулова, системы спутникового мониторинга позволяют сократить издержки – в основном за счет повышения контроля за потреблением топлива. Системы контроля и учета позволяют увеличить производительность за счет повышения технологической дисциплины персонала, объективной оценки производственной деятельности. Расходы на материалы тоже снизятся. Наконец, системы интеллектуального управления дают постоянный рост производительности за счет комплексного оптимизированного управления всем парком горной техники. «В среднем предприятия получают от 7 до 40 % увеличения общей производительности карьеров», – подсчитал Валерий Мачулов.

_US_9035Дмитрий Шпнев, замглавы представительства ООО «Автотехинмаш» рассказал о трех новинках, созданных «Белазом». Первая – использование электромеханической трансмиссии на моделях грузоподъемностью до 100 тонн (ранее считалось, что в этом классе лучше использовать гидромеханическую трансмиссию). Но по результатам тестирования оказалось, что перевозка грузов на самосвалах, где она была установлена, обходится дешевле.

Вторая новинка – роботизированный самосвал БЕЛАЗ грузоподъемностью 130 тонн. Роботизированный вариант способен двигаться по заранее заданному маршруту. В процессе движения самосвала, к диспетчеру, по беспроводному каналу связи, поступает вся необходимая информация о дорожной обстановке, состоянии систем управления. Движение самосвала к месту погрузки или разгрузки в автономном режиме обеспечивается высокоточной системой спутниковой навигации GPS/Глонасс. Оптико-электронная система, установленная на самосвале, обеспечивает безопасность вождения машины при любых погодных и климатических условиях, а также в любое время суток. «Опытный оператор в непрерывном технологическом цикле успешно управляет четырьмя-пятью роботизированными самосвалами», – объяснил господин Шпнев.

Третья новинка – самосвал грузоподъемностью 450 тонн. Столь высокая грузоподъёмность и высокая проходимость стали возможны благодаря восьми шинам и полному приводу всех колёс. Маневренность была обеспечена  благодаря применению двух поворотных осей и оригинальной кинематики поворота. Устойчивость самосвалу дали стойки стабилизаторов. А экономичность расхода топлива обеспечена  работой двухдизельной моторной установки. Суммарная мощность силовых модулей составляет 4600 л.с. Дмитрий Шпнев признал, что более грузоподъемные модели возможны, но пока их воплощение тормозится физическими характеристиками шин, которые пока не могут выдержать больший груз.

_US_8991Николай Коновалов, региональный директор «Скания Майнинг Швеция» представил самосвалы и другие модели транспорта этой марки, которые используются на различных стадиях существования горнорудного предприятия – от разведки до рекультивации. В качестве аргумента в пользу своей техники он сравнил цены на самосвалы Scania с другими марками. По его данным, получалось, что Scania дешевле не только при покупке, но и в эксплуатации. Детально характеристики разных марок он не сравнивал.

Юрий Кантемиров, ведущий специалист по обработке радарных данных ДЗЗ, рассказал о том, как можно с помощью космических спутников отслеживать даже минимальные оседания или поднятия грунта. Эти данные могут быть крайне важны для предприятий, ведущих подземную или комбинированную добычу, чтобы избежать обвалов и вспучиваний, а главное – жертв. У компании нашелся подходящий пример по Казахстану, когда компания «Казахмыс» именно на основании данных, полученных с космических радарных спутников и затем интерпретированных, прекратила подземные работы на участке 81 шахты Анненской.

Дотянуться с небес до недр

21.04.2016

 

Участники сессии «Снижение геологических и технологических рисков на протяжении проекта» на форуме МАЙНЕКС Центральная Азия предложили собственные варианты решения проблем, возникающих при поиске и отработке месторождений твердых полезных ископаемых.

Дорогая неосведомленность

A84E0574 - копияСергей Сабанов, руководитель горнорудных проектов SRK Consulting, в своей презентации классифицировал риски, возникающие во время существования проектов. Важными он считает технические, эксплуатационные, финансово-экономические, а также экологические и социальные риски. «Для оценки рисков и перспектив необходимо выявить, какие проблемы могут оказать существенное влияние, что нужно будет сделать, чтобы управлять ими, а также существуют ли какие-либо предположения, заключения или области неопределенности, которые должны быть выделены», – отметил он.

По его словам, риски могут быть описаны в числах: «В идеале риски должны быть определены при помощи количественного анализа, чтобы продемонстрировать существенные факты, а также качественного анализа – чтобы осуществить логический анализ возможных событий и их последствий». Но он признал, что количественно-качественный анализ рисков основывается на использовании экспертных оценок, выражаемых либо в баллах, либо в категориях, то есть принципиально субъективен.

Но, несмотря на субъективную оценку рисков, важно все же выявить их до запуска проекта, по возможности, нивелировать, а если это невозможно – учесть в размере затрат.

По мнению господина Сабанова, источник многих проблем заключается в том, что  собственники и управляющая команда слабо знают свой проект. В итоге представление плохо согласуется с реальностью – геологической, технологической и финансовой. Ниже – лишь несколько примеров возникающих проблем:

  • Срок службы шахты запланирован по содержаниям и объемам руды, но не имеет никаких капитальных затрат для поддержки этого. Для создания отчетов о запасах должен быть план, детализированный до уровня PFS.
  • Изменение в типе руды (например, окисленные и сульфидные) не имеет достаточных значений в модели.
  • Капзатраты не основаны на коммерческих предложениях или находятся в формате , который не может контролироваться. Для проекта, который будут считать ‘пригодным к финансированию’, для всех данных должен быть журнал контроля.
  • План эксплуатации рудника (LoMp) не детализирован достаточно для представления проходки/подготовительных выработок, требуемых чтобы запустить проект.
  • Финансовая модель не детализирована достаточно для поддержки финансирования проекта. Период окупаемости ссуды должен быть представлен ежемесячно или ежеквартально.

Найду месторождение. Недорого

A84E0583 - копияВладимир Лось, главный геолог ТОО «Горно-экономический консалтинг», предложил собственный способ улучшить знание о геологии Казахстана и найти месторождения с минимальными затратами. По его мнению, традиционные методы прогнозных исследований затратны (на обнаружение одного рудного месторождения необходимо $40-50 млн) и неэффективны: лишь на 1-3% участков, рекомендованных как потенциально перспективные, выявляются месторождения.

В качестве альтернативы он предложил геохимическую технологию Ionex.

Метод основан на теоретических предпосылках:

  • формирование рудных объектов происходит «на месте» при селективном перераспределении элементов в геологической среде в рамках металлогенических (рудообразующих) систем
  • металлогенические (рудообразующие) системы имеют самоподобное иерархическое строение и представляют собой пространственно ассоциирующие области выноса и накопления рудных, сопутствующих и антогонистичных к ним элементов
  • металлогенические (рудообразующие) системы автономны относительно структур геологической среды.

Исходя из этого, «наиболее простыми и естественными прогнозирующими характеристиками рудных объектов являются геохимические поля содержания элементов», – объяснил Владимир Лось. Метод предполагает анализ валовых концентраций элементов в коренных породах, рыхлых отложениях и почве, а затем – компьютерную обработку данных. Метод использовался при прогнозно-поисковых работах в Лениногорском и Зыряновском районах Рудного Алтая (ТОО «Казцинк», 2005-2007 годы), Жезказганском рудном регионе (комитет геологии и недропользования МИР РК, 2014-2015 годы), в настоящее время используется на Спасской меднорудной зоне (ТОО «СП «Таукен-проект», 2015-2017 годы). Правда, в последнем примере данные были представлены не по меди, а по золоту.

Господин Лось предложил использовать геохимический метод для программы восполнения и развития минерально- сырьевого потенциала недр Казахстана. Программа рассчитана на восемь лет (с 2017 до 2025 года), разделена на четыре этапа по принципу сгущения сети точек опробования (с 18*18 км на первом этапе до 16 проб на 1 кв. км на последнем). Стоимость работ первого этапа геолог оценил в $1-1,5 млн.

Если программа будет реализована полностью, Владимир Лось пообещал найти 20-40 месторождений в течении 8-15 лет по аналогии с результатами подобных исследований в Китае.

A84E0697 - копияВольфрам Фелфер, управляющий директор Fugro Austria GmbH, на конкретном примере объяснил, как геофизические методы в сочетании с традиционным бурением могут дать недропользователям более полную картину о месторождении. В качестве примера было выбрано месторождения угля в Южном Уэльсе. Задача – построить надежную геологическую и геотехническую модель, на основе которой можно было бы нарастить ресурсы и принимать решения о развитии рудника. Изначально предполагалось пробурить 6-7 скважин стоимостью 1,75 млн фунтов. Но при таком подходе был риск, что скважина промахнется мимо сброса – одной из определяющих структур на исследуемой территории, и, в целом, деньги будут выброшены на ветер из-за того, что расположение скважин будет определено неверно, а информации окажется слишком мало для того, чтобы планировать рудник.

Чтобы улучшить параметры ГРР, до бурения была проведена сейсморазведка (20 км, 400 тыс. фунтов). Благодаря ей стало понятно, где и как продолжается залегание угольных пластов, расположен сброс. Была скорректирована и программа буровых работ. После бурения были проведены дополнительные геофизические исследования (30 тыс. фунтов), благодаря ним были определены положение и классификация угля и параметры вмещающих пород. В итоге заказчик получил внятное представление об объекте, сэкономив до 30% от первоначального бюджета.

Подсчеты, взятые из воздуха

A84E0683 - копияПавел Бабаянц, главный геофизик АО «Геофизическое научно-производственное предприятие «Аэрогеофизика», объяснил, как аэрогеофизические методы могут помочь найти месторождение при отсутствии прямых его признаков.

Предметом интереса Павла Бабаянца стали слабоконтрастные объекты, которые невнятно определяются геофизическими методами. «Стратегия, основанная на обнаружении аномалий-индикаторов, неэффективна, простое повышение точности и разрешающей способности аппаратуры не приведет к успеху», – уверен он. Геофизик предложил для таких объектов использовать комплекс инструментов (аэромагнитометры, аэрогамма-спектрометры) и методов (четырехчастотная аэроэлектроразведка EM- 4H и аэроэлектроразведка АМПП (Time Domain) для детальных работ). Он предложил картировать косвенные факторы, указывающие на оруденение. По его данным, эта методика «позволяет выделять погребенные палеодолины», а специальная технология обработки – определять радиогеохимическую специализацию и картировать участки гидротермально-метасоматических изменений. Анализ распределения сопротивлений дает возможность картировать зоны дробления, трещиноватости и рассланцевания.

В качестве примера Павел Бабаянц привел гидрогенные месторождения урана Витимского горнорудного района, где урановое оруденение приурочено к палеодолинам внутри эрозионно-тектонических впадин.

Дополняет метод картирования использование вероятностных методов прогноза. Эта методика основана на алгоритмах распознавания образов при обучении на эталонных объектах. По мнению господина Бабаянца, именно сочетание обоих методов позволяет более точно обнаружить объект исследования.

 

A84E0748Александр Приходько, региональный управляющий директор «Казгеотек», объяснил преимущества аэрогеофизических исследований перед наземными (более дешевые, комплексные и проходимые).Он перечислил методы, используемые в аэрогеофизических исследованиях (гамма-спектрометрия, магнитометрия, гравиметрия, VLF, а также методы электромагнитных исследования Vtem и Ztem и магнитная и гравиметрическая градиентометрия). Затем он представил примеры того, как использование аэрогеофизики в Мали и Канаде позволило компаниям-заказчикам увеличить рудную базу.

В нынешнем году компания также смогла представить модели, сделанные по результатам исследований для Rio Tinto и «Казцинка».

 

A84E0805Крэйг Аннисон, менеджер по маркетингу и коммерции CGG Multiphysics  представил свои разработки: градиентную магнитометрию и радиометрию с высоким разрешением (торговые марки Triax и Midas). Компания использует самолет Cessna 200B или вертолет AS350B3 и оборудование для измерения изменений магнитного поля в горизонтальной плоскости и общего магнитного поля. Методы Falcon и HeliFalcon компания использует для гравиметрических исследований, а Tempest – для электромагнитных, которые позволяют проводить исследования на глубину до 400 м. Этот метод, в частности, использовался для палеоканального картирования при поисках урана в австалийском бассейне Нгалия. Также компания представила возможности аэрогеофизики с использованием вертолета, пообещав «максимальную глубину и положительные аномалии проводимости, максимальное разрешение».

Задачи будущего

A84E0913Инна Попова, старший геолог Aranz Geo Limited, поставила задачи на будущее. Связаны они будут с моделированием и последующей работой с получившимися моделями.  По мнению новозеландской Aranz Geo Limited горнодобывающая промышленность должна гораздо быстрее внедрять инновационные решения в процессы геологического моделирования и подсчета запасов.

В презентации Инна Попова процитировала несколько недавних высказываний руководителей ведущих компаний. В частности, Марк Кутифани (Mark Cutifani) из компании Англо Американ (Anglo-American) недавно отметил, что необходимо уйти от традиционных путей развития отрасли, в противном случае, сегодняшние горнодобывающие компании превратятся в дочерние предприятия промышленных конгломератов. Сэм Уолш (Sam Walsh) из компании Рио-Тинто (Rio Tinto) также призывает о необходимости, так называемых, “Рудников Будущего”.

Пользователям геологических моделей следует требовать от провайдеров программного обеспечения большего. Принятия правильных решений и минимизация риска требуют повременного документирования, отображающего изменения при построении и развитии модели, включая экономические оценки и оценки рисков параллельно ведущихся альтернативных моделей. Модели должны быть мобильны, а пользователи должны иметь возможность обновлять их в походных условиях. Результаты должны быть презентабельны и на совете директоров, и на собрании рабочего коллектива. Геологическая модель собирается путем поступления информации из различных дисциплин и направлений, поэтому эффективная совместная работа в этом процессе просто необходима. Простой и быстрый доступ к модели, ее результатам, статусу, обновлениям и интерпретациям крайне необходим. Как бы хотелось, чтобы подобные инновациионные идеи будущего поскорее воплотились в реальность! Может быть это возможно уже сегодня?

Leapfrog Central – новый продукт компании в скором времени представит компаниям инновационные решения в процессы геологического моделирования и подсчета запасов. В завершение презентации Инна представила несколько примеров функционала  Leapfrog Central.

 

Финансирование горнорудных проектов – как это бывает

20.04.2016

A84E0001По мнению участников сессии «В поисках утраченного финансирования» в рамках 7-го горнопромышленного форума МАЙНЕКС Центральная Азия, несмотря на возросшие в отрасли риски, связанные, прежде всего, с ценовым давлением, горнорудные проекты вполне могут найти деньги на развитие. В доказательство представители финансового сообщества привели собственные примеры.

Александр Гареев, управляющий директор Евразийского банка развития показал, что многие горнорудные компании сейчас не могут полноценно развиваться. По его данным, в 2015 году около 59% привлекаемых средств направлялась на общие корпоративные цели и поддержание текущего производства (15%). Он предположил, что большая часть общекорпоративных кредитов была направлена на рефинансирование существующей задолженности. На долю собственно развития – проектное финансирование и финансирование капзатрат – пришлось лишь 14% и 2% соответственно.

В условиях более высоких рисков в отрасли коммерческие банки Казахстана снижают свое участие в финансировании горнорудных проектов: по сравнению с 2014 годом, они сократили объем кредитования ГМК на 40% с $740 млн до $449 млн. Объемы прямых иностранных инвестиций упали за тот же период с $4 млрд до $2,5 млрд.

Но если «длинные деньги» не вернутся в отрасль, компании не смогут полноценно финансировать развитие проектов, что приведет к ухудшению их состояния и, следовательно, ценности.

По мнению банкира, в существующих условиях (низкий спрос и цены и недоверие со стороны инвесторов) один из немногих источников финансирования, которые остались доступными для развития горнорудных компаний, – это банки развития. «На фоне сложившейся ситуации за последние 2 года доля проектов ГМК в пайплайне ЕАБР увеличилась с 20% до 36%, а объем текущего инвестиционного портфеля по проектам ГМК на начало 2016 года составил 334 млн долларов», — отметил Александр Гареев.  Банк намерен увеличивать объем финансирования отрасли и далее.

A84E0129Ерлан Рамазанов, ведущий банкир в сегменте «Энергетика и природные ресурсы» в регионе Россия и Центральная Азия ЕБРР, традиционно описал возможности своего банка и его преимущества: возможность предоставлять длинные деньги, их большой объем, предельно высокий рейтинг, гибкие инструменты финансирования и наличие офисов на местных рынках.

ЕБРР готов давать деньги как юниорам, так и крупным компаниям на различных стадиях существования проекта (период, предшествующий строительству рудника, само строительство и расширение производство). Банк может как входить в капитал компаний, так и предоставлять долговое финансирование. Господин Рамазанов привел два последних примера такого сотрудничества: кредит на $260 млн, выданный компании Yildirim для проекта «Восход хром» и кредит на $100 млн, выданный компании «Алтай Полиметаллы» (проект Коктасжал). Первый кредит выдан для обновления и расширения подземного хромового рудника и обогатительной фабрики. Второй – для строительства завода по переработке золото-медной руды.

Константин Жидко, директор в сегменте финансирования предприятий ГМК парижского отделения банка Societe Generale Corporate & Invetment Banking отметил, что его банк тоже может работать с различными участниками горнорудного рынка (от юниоров с одним проектом до голубых фишек) по разным металлам (сталь, алюминий, полиметаллы, драгоценные металлы, металлы особой группы (уран, РЗМ и т.д.), агропромышленные минералы). Банк предоставляет проектное финансирование, предэкспортное финансирование, финансирование сделок по слиянию и другие инструменты. Для горнорудного сектора используются финансирование сырьевых товаров и проектное финансирование. Константин Жидко подробно описал схемы, по которым банк работает с этими инструментами.

A84E0265Тимур Турлов, гендиректор УК Freedom Finance рассказал историю о том, как он сделал почти невозможное: провел успешное IPO  горнорудной компании BAST на Казахстанской фондовой бирже и в условиях слабого рынка переподписал книгу заявок.

По мнению Тимура Турлова, оптимальное время для компании, чтобы выйти на IPO – перед стартом производства: после запуска ценность компании начинает существенно увеличиваться. Этот тезис он подтвердил на примере компании Central Asia Metals: цена ее акций на площадке AIM после запуска производства ни разу не опустились ниже уровня, на котором она находилась в момент запуска.

Господин Турлов убежден, что, несмотря на сложную рыночную и, в том числе, биржевую ситуацию, IPO остается интересным инструментом для привлечения денег: эти деньги собственные, долгосрочные и из разных источников. Кроме того, компания становится более прозрачной, приобретает понятную, измеряемую в цифрах ценность, причем более высокую, по сравнению со своими частными конкурентами.

Заменившая предправления KASE Алину Алдаберген ее заместитель Наталья Хорошевская объяснила, чем казахстанская биржа может быть интересна для недропользователей. Она привела те же аргументы, что и Тимур Турлов. И пример был тот же – IPO компании BAST. «Особенность данного размещения заключалась в том, что это было первым размещением акций компании средней капитализации. В течение года цена акции компании демонстрировала положительную динамику. Так, на конец 2015 года стоимость акции составила на 45,5% выше цены размещения. Доходность для покупателя составила 94,4% годовых», – отметила она.

A84E0103Среди новшеств, которые будут считаться обязательными для горнорудных компаний, размещенных на KASE, – отчетность по одному из стандартов CRIRSCO, копия публичного отчета независимого компетентного лица (вариант – копия публичного отчета компетентного лица, аудированного независимым компетентным лицом). Для KASE принципиально, чтобы с даты подготовки (завершения аудита) отчета прошло не более 12 последовательных месяцев до даты подачи заявления о включении акций в официальный список биржи.

Также биржа разработала требования к компетентному лицу, которое имеет право составлять отчет. Он должен иметь образование в области геологии и горного дела либо в области геологии, нефти и газа, являться членом профессиональной организации и иметь опыт работы не менее 5 лет на объектах тех же геолого-промышленных типов месторождений/типов оруденения и по тому же профилю работ, которые ему предстоит выполнять. Если компетентное лицо будет делать оценку, он должен обладать опытом именно в этой области. Другие требования к нему Наталья Хорошевская посоветовала искать в приложении 10 к Листинговым правилам KASE. Эти правила будут действовать как рекомендательные до 1 января 2018 года, потом они станут обязательными. Для компаний, чьи акции обращаются на зарубежных биржах, они станут обязательными уже с 1 июля 2016 года.

Ценность с добавкой: как можно увеличить стоимость компании

20.04.2016

 

Главы горнорудных компаний на форуме МАЙНЕКС Центральная Азия рассказали о перспективах развития своих проектов. Во время дискуссии после сессии они привели примеры того, как можно увеличить ценность горнорудных проектов в условиях кризиса.

Коунрад

A84E9462  Олег Тельной, директор ТОО «Медная компания Коунрад» сосредоточился на проекте расширения производственной мощности рудника «Коунрад». Проект включает в себя две основные стадии.

На первой стадии компания намерена расширить мощности котельной, установив два дополнительных котла, чтобы увеличить производительности завода в зимний период. Также предполагается расширить производственные цеха SX-EW, построив дополнительную стадию экстракции и цех электролиза.

На второй стадии будет построены подстанции и ЛЭП длиной 12 км, продуктопровод с насосными станциями мощностью 800 куб. м/час, траншейное хозяйство (сборные траншеи и пруды с насосными станциями), котельная на три котла мощностью 8,4МВт, площадка отвального выщелачивания на западных отвалах и водовод озерной воды. Последняя мера необходима для перспективного увеличения площадей орошения.

Первые результаты расширения производства компания уже почувствовала: после того, как в котельной в октябре 2014 года были установлены два дополнительные котла по 2,8 МВт каждый, зимний поток продуктивного раствора вырос практически на 25% по сравнению с предыдущими годами. «Общий прирост производительности составил 457 тонн катодной меди за 5 зимних месяцев», – порадовался Олег Тельной.

В 2015 году расширение производства продолжилось. В мае 2015 года были введены в эксплуатацию новые объекты металлургического передела. Дополнительные 24 ванны увеличили ежедневное осаждение до 45 тонн в день, а дополнительный смеситель-отстойник позволил выйти на перерабатывающую производительность до 1200 куб. м/ч ПЛС. В итоге в 2015 году было снято 2138 т катодной меди из ванн расширения EW. Общий объем капзатрат на расширение металлургического передела составил $13.4 млн. В рамках второго этапа расширения были возведены подстанция и ЛЭП, доставлено оборудование, начата подготовка основного съезда. Предполагаемый объем капзатрат на этот блок работ составляет $19,5 млн.

Основная задача компании в сфере капитального строительства – запустить водовод (ориентир – август 2016 года).

Предполагается, что все эти меры позволят нарастить производство до 13,5 тыс. тонн меди по итогам 2016 года.

Бакырчик

A84E9559Канат Досмукаметов, управляющий директор АО «Полиметалл управляющая компания» в РК, рассказал о строительстве и параметрах рудника Бакырчик.

На руднике будет построена фабрика производственной мощностью 1,8 млн тонн руды в год. Предполагается, что на первом этапе (запуск производства запланирован на третий квартал 2018 года) будет производиться 10 тонн золота флотоконцентрата в год. На полную мощность производство должно выйти в 2019 году. О том, когда компания предполагает перейти ко второму этапу, в презентации не указывается.

К настоящему времени на предприятие уже поставлены 14 самосвалов, пять бульдозеров, два экскаватора РС-2000, два электроэкскаватора ЭКГ-15М, до конца года будет собран еще один.

50% золота предприятие будет аффинировать в Казахстане. Для этого концентрат с низким содержанием углерода и мышьяка будет перерабатываться в России, затем сплав Доре будет перевозиться обратно в Казахстан. Высокоуглеродистый и высокомышьяковистыйконцентрат будет полностью перерабатываться в Китае.

По словам господина Досмукаметова, внутренняя норма рентабельности при цене на золото  $1тыс. за унцию составляет 19%. При цене $1,2 тыс. за унцию NPV составит $538 млн, IRR – более 50%. NPV при цене на золото $1 тыс. за унцию он не вспомнил.

Райгородок

A84E9563Серик Сыздыков, генеральный директор ТОО RG Gold  рассказал о проекте УК «Верный капитал» Райгородок. Компания ведет программу геологоразведочных работ и надеется нарастить запасы по категориям С1+С2 с 1,15 млн унций до 2,82 млн унций.

Подробнее об проекте см. интервью управляющего инвестиционного директора Даврона Рустамкулова.

В чем ценность?

Дискуссия после презентации проектов строилась вокруг того, какие именно проекты сейчас могут привлечь внимание и деньги инвесторов. «Согласны ли вы с тем, что ушло время мегапроектов?» – вопрос, на который развернуто отреагировали многие участники дискуссии. По мнению большинства из них, это время действительно прошло. Инвесторы заинтересованы не в размере проекта, а в том, чтобы он был максимально рентабельным: «Понятно, что инвесторы стали считать не тонны и граммы, а деньги. Приходит время, когда финансовые аспекты выходят на первый план», – подтвердил Александр Лопатников, управляющий директор American Appraisal в России.

По словам Даврона Рустамкулова, сейчас не так уж много проектов, которые интересно было бы отрабатывать. Некоторое исключение – это золото и другие драгметаллы, поскольку, несмотря на драматичное положение дел в отрасли, цена на драгметаллы по-прежнему остается выше, чем 15-20 лет назад. «Алтынтау – это проект, в котором мы участвовали с 2006 года, это сложный проект, но мы не побоялись, проинвестировали, и получился очень хороший exit. У каждого месторождения – своя максимальная стоимость. И задача инвестора – максимально реализовать эту стоимость. У «Верного» проблем с капиталом нет, мы уже инвестировали в «Райгородок» около $18 млн. Мы создаем стоимость – и ищем для этого максимально короткий путь», – привел он пример.

«Независимо от кризиса, всем интересны месторождения с высокими содержаниями», – присоединился к обсуждению Канат Досмукаметов.

A84E9496По мнению участников дискуссии, еще несколько лет назад рынок был перегрет: компании перекупили проектов, причем не всегда таких, которые им нужны. Сейчас в отрасль вернулся реалистичный подход: инвесторы смотрят на эффективность, а компании, заинтересованные в поисках инвесторов, выстраивают четкие планы на 2-3 года вперед. Наибольший интерес по-прежнему представляют золоторудные проекты, но далеко не каждый из них получит финансирование. Инвесторам важно понимать экономику проекта: каковы содержания, технология переработки. Значение имеет не только сам проект, но и то, каковы условия инвестирования, правовая среда в той юрисдикции, где находится проект, насколько легко выйти из него, если ситуация на рынке резко ухудшится. В качестве одного из методов защиты участники дискуссии указали пофазный подход к инвестированию и расчет на собственный капитал в период с первого обнаружения до банковского ТЭО – время, когда формируется наибольшая ценность.

В конце сессии в качестве ее резюме модератор Юкка Максимайнен предложил сказать по несколько слов о том, что могло бы помочь Казахстану реализовать свой потенциал.

По словам Стефана Шольца, управляющего партнера “ШольцфонГляйх”, в Казахстане сейчас происходит много важных изменений в сфере госуправления. «Поддержка инвестклимата – все это правильно и важно», – подтвердил он.

Проблемы в госрегулировании отметил и Олег Тельной: «Я думаю, что большую часть инвесторов ужасают бюрократия и непрозрачность законодательства». Кроме того, от государства недропользователям нужна инфраструктура: «Нам нужны дороги, ЛЭП, все это способствует развитию сектора. Геологоразведка представляет высокую важность. Если есть возможность оказывать поддержку сектору – это было прекрасно. По регулированию: где-то либерализация, а где-то надо гайки закрутить, надо инвесторов заинтересовать», – конкретизировал он.

С точки зрения Каната Досмукаметова, надо снять законодательные ограничения и создать условия для развития технологий.

Подытожил разговор Александр Лопатников: «Важно поощрение уважения к риску. Только через риск получается доход. Но надо снимать все риски, кроме геологических».

Недра по новому порядку: изменения должны принести стабильность

20.04.2016

 

Госрегулирование и изменения в законодательстве, регламентирующем общественные отношения в сфере недропользования, обсуждались на сессии «Добывающие отрасли стран Центральной Азии – изменения в регулировании и инвестиционном климате» форума МАЙНЕКС Центральная Азия.

A84E9017Председатель комитета геологии министерства по инвестициям и развитию РК Базарбай Нурабаев напомнил собравшимся об изменениях в регулировании недропользования в Казахстане (поправки в закон «О недрах», проведении аукциона, упрощенный порядок предоставления прав недропользования и другие). По данным главы комитета, инвестиции на геологоразведку 28 млрд тенге, в рамках государственного геологического изучения недр за счет инвесторов – 6 млрд тенге.

Подробно господин Нурабаев остановился на Кодексе о недрах, который должен быть передан в мажилис в ноябре нынешнего года. «Кодексом о недрах будет предусмотрено больше гарантий инвесторам, полны переход на австралийский метод правововго регулирования (предоставление права недропользования за 15 минут по специальной системе онлайн), внедрение международных стандартов по подсчету запасов).

Второе важнейшее изменение госрегулирование в сфере недропользования – внедрение новых стандартов отчетности на основе мнения независимого эксперта. «Согласно требованиям комитета по запасам полезных ископаемых и международным стандартам отчетности CRIRSCO, в Казахстане создано объединение юридических лиц «Казахстанская Ассоциация публичной отчетности о результатах геологоразведочных работ, минеральных ресурсах и минеральных запасах (Ассоциация KAZRC) и разработан ряд документов», – рассказал господин Нурабаев.

Предполагается, что в июне ассоциация KAZRC будет официально принята в CRIRSCO, тогда же будет принят и казахстанский кодекс отчетности. Переход на новый стандарт отчетности предусмотрен в Кодексе о недрах и недропользовании. «Переход нужен самим недропользователям. Недропользователи должны руководствоваться казахстанским стандартом и принимать свои меры», – уверен господин Нурабаев.

A84E9090Николая Радостовца,  исполнительного директора АГМП, особенно заинтересовал вопрос двойных стандартов отчетности – будет ли сохранена система отчетности ГКЗ и придется ли снова недропользователям делать двойную работу: «Совмещение этих двух вариантов работы по запасам недопустима. Мы считаем, что если есть независимая оценка, ей следует доверять. И делать это должны не только сами недропользователи, но и налоговики. И я бы хотел, чтобы мой коллега г-н Нурабаев ответил на этот мой тезис. Мы считаем, что ГКЗ должна уйти в прошлое, когда будет принят Кодекс о недрах».

«В рабочей группе участвуют недропользователи, все могут высказываться. Я считаю, что преждевременно выносить такие вопросы на публичный уровень», – попенял оппоненту Базарбай Нурабаев и все же уточнил, что после принятия Кодекса о недрах все классификации отменяются, а госэкспертиза будет только регистрировать отчеты по стандартам CRIRSCO.

Кроме упразднения ГКЗ, Николай Радостовец предложил, что нужно перейти от принципа рационального использования недр к принципу экономической рентабельности, принципу презумпции добросовестности недропользователя. Но больше всего его интересовали налоги: «Налог с продаж в РК для недропользования менее эффективен, применим и нужен недропользования, чем действующая система взимания НДС. И АГМП однозначно утверждает, что надо сохранить НДС – у всех стран, которые занимаются недропользованием, работает в системе НДС. Налог с продаж предполагает каскадное увеличение затрат. Нам важно, чтобы недропользователи поддержали нас в том, что не надо вводить новые налоги, а надо внедрить практику взимания НДС», – предложил господин Радостовец.  Налоговое законодательство в сфере недропользования, по его мнению, надо менять еще сильнее.  «Нужна налоговая стабильность на весь период действия контракта. Мы за принципиальное сохранение налоговой стабильности», – постулировал глава АГМП.  Но тут же он высказался и за принципиальную налоговую гибкость: «Мы выступаем за то, чтобы НДПИ мог меняться в автоматическом режиме: если ценовая конъюнктура неблагоприятно, чтобы недропользователь сам мог снижать себе НДПИ в зависимости от финансового результата».  Кроме того, он признал, что замена подписного бонуса, бонуса коммерческого обнаружения и платежа по возмещению исторических затрат на единый арендный платеж – это правильный путь.

A84E9147Дуйшенбек Зилалиев, директор государственного агентства по геологии и минеральным ресурсам при правительстве Кыргызстана, рассказал о способах получения права недропользования: конкурс (для месторождений общегосударственного значения), аукцион (объекты утверждаются Госгеологией, объекты по которым не состоялись два конкурса, объекты, по которым поданы более двух заявок) и прямые переговоры (объекты, по которым не состоялись два аукциона, объекты исключительного права). Кроме этих трех способов получить права недропользования, есть еще концессия и СРП, но последний вариант, как признал сам Дуйшенбек Зилалиев, не работает, потому что он предполагает разработку нефтегазовых месторождений.

В отличие от СРП, конкурсы и аукционы работают: чистый доход от конкурсов и аукционов в прошлом году составил 1.2% ВВП КР. Были разыграны и проданы лицензии по золоторудному месторождению Джеруй (за $100 млн), Бель Алма (уголь, $1,07 млн), месторождения Терек, Тереккан и Перевальное (золото, сурьма, $20 млн), Куттесай и Калесай (бериллий, РЗМ, $10 млн).

Дуйшенбек Зилалиев признал, что одна из важнейших проблем – это противостояние с местным населением. Чтобы учесть их интересы, в законодательство были введены нормы, учитывающие интересы местного сообщества, в том числе – обязательные отчисления недропользователя на развитие местного сообщества и его обучение. В настоящее время в законодательство, регламентирующее недропользование в КР, меняется, и изменения вызвали интерес участников сессии. Так, модератор сессии Николай Еньшин поинтересовался, будут ли привлекаться для оценки ресурсов и запасов только эксперты из Кыргызстана или еще и внешние специалисты. Господин Зилалиев признал, что ограничивать круг только национальными экспертов неправильно, и надо допускать независимых экспертов. «Но возникает вопрос аккредитации – она будет проходить и процедура будет объявлена», – добавил он. Юлию Бойко интересовало, кто будет нести ответственность за неверно определенный объем запасов. «Этот вопрос пока в процессе обсуждения. Но будет нести ответственность то лицо, которое подписало документ. Но механизм страхования пока не прописан, мы его обсуждаем», – ответил Дуйшенбек Зилалиев.

A84E9359Наибольший интерес в выступлении Юлии Бойко, генерального директора Wardell Armstrong в России и Казахстане, вызвал ее рейтинг стран с точки зрения их привлекательности для инвестиций. Казахстан в этом списке занял 12 место.

Сергей Никишичев, эксперт российской ОЭРН, сделал презентацию, где объяснил, что такое стандарт отчетности: «Основа всех кодексов – это перевод ресурсов в запасы, когда ТПИ становятся товарной продукцией с учетом трансформирующих факторов и мнения компетентного лица. Он обозначил параметры, необходимые для перевода ресурсов в запасы, и сформулировал выгоды, которые получит государство, когда заработает система.

Рос Лунд, специалист министерства Торговли и инвестиций, рассказала о возможных перспективах развития Монголии и 15 наиболее крупных проектах в стране. «Это месторождения различных полезных ископаемых: уголь, железная руда, медь, золото, фосфориты, РЗМ, серебро, уран и цинк. По ее словам, британское правительство заинтересовано в раскрытии возможностей Монголии. Речь идет об инфраструктуре, картировании, расширении медного рудника (проект Rio Tinto), переработке и транспортировке угля и развитие генерации электроэнергии.  На вопрос, может ли Казахстан перенять какой-то полезный опыт Монголии, госпожа Лунд ответила: «Я не думаю, что Монголии есть, чему учить Казахстан. Главный урок из примера Монголии – даже если среда не очень благоприятна, она должна быть стабильна”.

Антикризисные инструменты

20.04.2016

Исправится ли тяжелая ситуация в горнорудном секторе в странах Центральной Азии и что для этого надо сделать – эти вопросы были в центре внимания на первой сессии форума МАЙНЕКС Центральная Азия, который открылся 20 апреля в Астане.

A84E8947«Последние реформы делают регион устойчивым, но риски все равно есть, и если они реализуются, будет очень сложно», – предупредил Агрис Прейманис, заместитель директора ЕБРР, чья презентация была посвящена анализам рисков, которым подвержены страны Центральной Азии. По его словам, экономики стран региона растут медленно, региональный ВВП  сократился до 3.7%, низкие цены на сырье, на товары создают угрозу, и надо адаптироваться к внешним факторам: «Нельзя просто сидеть и ждать».

Однако из трех категорий, которые вырисовывались из доклада, лишь на одну из них (внутренние проблемы) страна могла повлиять непосредственно . Две другие – цены на сырье и экономическая ситуация в странах-партнерах (России и Китае).

Главный риск для чистых экспортеров природных ресурсов (к их числу относится и Казахстан) – низкие доходы из-за слабых цен на нефть.

Для таких стран, как Кыргызстан и Таджикистан, на первый план выходит ситуация в России – их основном экономическом партнере. Но и другие страны региона, связанные с Россией торговыми отношениями, страдают из-за сокращения торговых отношений. К числу внутренних рисков господин Прейманис отнес недостаточно развитую банковскую систему и высокую долларизацию.

В отличие от других стран, Казахстан сравнительно устойчив к стрессу. «Мы заглядываем в перспективу, опираясь на прошлое. В 2016 году страны, которые связаны с  РФ, будут в  достаточно сложной ситуации и рост их экономики будет низким, а риски девальвации высоки. Уже прошло 2 года хрупкой ситуации, и 2016 года обещает быть еще более сложным. Страны, поставляющие в Россию, будут страдать», – спрогнозировал докладчик.

Более того, первые черты роста в Казахстане уже есть: «За последние месяцы я вижу признаки динамики. Повышается рост тенговой ликвидности. По Казахстану я прогнозирую в 2016 году рост, как и в прошлом году, и это заслуга республики. Есть секторальные реформы, проводятся реформы, где меняется законодательство, Самрук-Казына много делает для того, чтобы исправить ситуацию», – пояснил господин Прейманис.

Более того, в 2017 году банкир спрогнозировал возвращение к уровню роста, который требуется, чтобы стать развитой экономикой:  «Мы надеемся, что восстановятся цены, но не за неделю».

По словам господина Прейманиса, как только начнут восстанавливаться экономики стран-партнеров, улучшится ситуация и в странах Центральной Азии: «Фонд Шелкового пути тоже заинтересован в налаживании связей. Как только Россия начнет расти, это почувствуют и соседи. Страшный риск материализовался, мы откатились на 3-4 года назад, но это возможность начать строить заново. Финансы, инфраструктура, логистика – многообещающая перспектива для региона».

A84E8960Некоторые перспективы могут приблизиться и стать реальностью совсем скоро. Дан Ванг, Вице-президент фонда Шелкового пути,  дала информацию о фонде и его работе: он управляет $40 млрд, цели фонда – долгосрочные инвестиции в преспективные проекты. В качестве таковых она привела итальянский проект по производству шин Пирелли и проект по производству сжиженного газа Ямал. Критерии, которые фонд предъявляет к проектам – они должны соответствовать мандату, быть экономически жизнеспособными и не нести вред окружающей среде.

Фонд старается работать в тандеме с другими партнерами по схемам дву- и многосторонних отношений. В некоторых случаях, когда требуется финансирование в местной валюте, фонд сотрудничает с местными банками. Еще один тип партнеров – международные финансовые институты. Вместе с Казахстаном учрежден совместный фонд в размере $2 млрд, однако проекты, куда можно было бы инвестировать эти деньги, Дан Ванг назвать не смогла.

A84E8980Сергей Киселев, партнер в компании McKinsey, рассказал о возможностях Индустрии 4.0, перспективах ее развития и о том, какие выгоды ее внедрение может принести предприятиям.  Причина взрывного роста, по его мнению, в том, что возможности для хранения информации резко подешевели и цена их продолжает снижаться. Данные используются везде: «Нефтяные вышки в США производят 5 терабайт информации», привел пример господин Киселев.

В ГМК элементы Индустрии 4.0 могут использоваться для предупредительных ремонтов (рост производительности на 20-30%), в снижении энергозатрат и повышении эффективности, поскольку, по оценкам Mc Kinsy падает качество месторождений и общая производительность труда (примерно на 3% в год). «За счет качественного анализа и оптимизации параметров – рост выхода продукции составил 3-4% ($10-20 млн) за три месяца» , – поделился примером господин Киселев.

Ожидается, что доля выручки, связанная с Индустрией 4.0, будет расти. В американских компаниях около трети затрат на НИОКР связана с этой темой. Эффект есть: доля выручки, связанная с Индустрией 4.0 достигает 30%», – подытожил эксперт.

A84E8941Продолжил тему технологического переоснащения предприятий и глава российского офиса SRK Consulting Дэвид Пирс. В своих рассуждениях он исходил из того, что идеальной работы на обогатительной фабрики достичь сложно. А поскольку решения приходится принимать ежедневно, находя компромиссы между ценой и надежностью, следует быть максимально информированным.  Господин Пирс привел образцовый пример: рудник будущего Rio Tinto (в Австралии), где работают «беспилотные» грузовики,  повышая производительность за счет отсутствия простоев на пересмены и обеды, не считая внеплановых простоев.  Другой пример – тренажеры, которые позволяют наработать навыки, понять, насколько персонал пригоден для работы, но не использовать реальную технику.

Но у индустрии 4.0 есть одна важная проблема: когда на предприятии принимается решение, зачастую используется не более 1% информации, которую можно было бы собрать. Обратил на это внимание господин Киселев, но и он не смог однозначно назвать причины. «Может быть, все дело в персонале?» – предположил он.

AMG и Air Control договорились о сотрудничестве в области аэрогеофизических исследований в Казахстане

20.04.2016

20 Апреля 2016 года в г. Астана в рамках горнопромышленного форума «MINEX Central Asia» состоялась трехсторонняя встреча председателя совета директоров АО Air Control (далее Air Control) г-на Олега Лищука с представителями компаний Aurora Minerals Group (далее — AMG) и Отдела Мультифизических Исследований компании CGG (далее – CGG).

В ходе встречи стороны подписали соглашение о сотрудничестве между компаниями AMG и Air Control, в рамках которого в 2016 году в Казахстане будут проведены аэрогеофизические исследования на территории не менее 35,000 погонных километров. Данное сотрудничество обеспечит долю казахстанского участия в реализации проектов на уровне не менее 50%, а в будущих совместных проектах казахстанское присутствие будет увеличено до уровня не менее 75%. Это сотрудничество даст возможность обучить казахстанские кадры полному комплексу аэрогеофизических возможностей и технологий.

Г-н Лищук заявил о полной готовности авиакомпании «Air Control», воздушного судна и оборудования для выполнения аэрогеофизических исследований по проектам во всех регионах Казахстана. Для реализации данных проектов будут использованы все технологические преимущества и приоритетные решения компании CGG в области аэрогеофизики.

В свою очередь AMG поделились своими оценками о состоянии и потенциале аэрогеофизического рынка, возможных государственных и частных проектах на территории Казахстана.

Также стороны обсудили предстоящий полевой сезон и совместно разработали дорожную карту по запланированным проектам в 2016 – 2017 гг.


 

О партнерах

ТОО «Aurora Minerals Group» является казахстанско-австралийской компанией, специализирующейся на трансферте новых технологий и привлечении инвестиций в горнорудный и нефтегазовый сектор Республики Казахстан. Команда AMG состоит из казахстанских и австралийских специалистов, имеющих большой опыт в сфере геологии и недропользования в крупных мировых компаниях.

www.aurora-mg.com

 АО «Air Control» – одна из немногих в мире и единственная в Центральной Азии авиакомпания,  специализирующаяся на выполнении уникальных авиационных работ:

– лётные проверки радиотехнических систем аэронавигации и светосигнальных систем аэропортов;

– аэросъёмка с использованием новейшего лазерного сканера и аэрофотосъёмочного оборудования;

– аэро геофизическая съемка с использованием самых современных технологий.

www.aircontrol.aero

CGG – полностью интегрированная геолого-геофизическая компания, предоставляющая передовые геологические, геофизические технологии, а также потенциальные возможности месторождений для своих клиентов по всему миру. Посредством трех взаимосвязанных бизнес подразделений, а именно подразделения оборудования, подразделения сбора данных и подразделения геологии, геофизики и резервуаров (ГГР), CGG повышает эффективность во всех аспектах разведки и эксплуатации природных ресурсов. Рыночная капитализация группы согласно Фондовой биржи Нью Йорка составляет порядка $600 млн. долл на сегодняшний день.

www.CGG.com

Инвесторы ждут новый стандарт отчетности и Кодекс о недрах

20.04.2016

Исекешев7-й горнопромышленный форум МАЙНЕКС Центральная Азия открылся сегодня в Астане. На открытии форума были обозначены ключевые события, которые определят практику недропользования в Казахстане в ближайшем будущем: принятие Кодекса о недрах и принятие национальной ассоциации независимых экспертов в состав CRIRSCO.

Сегодня начал свою работу 7-й горнопромышленный форум МАЙНЕКС Центральная Азия. Открыл его министр  по инвестициям и развитию Асет Исекешев. В своем выступлении он поблагодарил иностранных инвесторов, «которые верят в Казахстан, инвестируют в него, планируют создавать рабочие места» – Rio Tinto, Iluka Resources, McKinsey & Company. Он напомнил, как власти республики заботятся о том, чтобы создать для недропользователей более комфортную среду для работы (сроки предоставления геологической информации сокращены с 240 дней до одного дня, сроки заключения контрактов – с 2 лет до 25 дней). Эти меры, по мнению министра, должны привлечь юниорные компании. Особо министр выделил аукцион по слабоизученным участкам недр около моногородов с истощенной ресурсной базой – простой и прозрачный способ предоставления права недропользования, который одобрили и сами недропользователи.

«Вчера мы объявили о новом аукционе, который пройдет в июне», – заявил министр.

По его словам, сейчас суммарная площадь контрактных территорий составляет 100 тыс. кв. км. «Обширные площади и геологические перспективы дают возможность открыть десятки месторождений, в том числе уникальных», – предположил Асет Исекешев.

Также министр рассказал о работе в сфере технологической политики и внедрении элементов Индустрии 4.0, упомянул, что новый Кодекс о недрах будет внесен для рассмотрения в мажилис парламента РК осенью нынешнего года и пообещал, что проблемы, которые беспокоят недропользователей, в том числе потенциальных (использование арбитража для контрактов с затратами менее $50 млн, защита инвестиций, взаимодействие с другими законами, требование по заключению контрактов с местными производителями) будут рассматриваться, находя понимание у регулятора.

Неожиданностью для участников форума стало заявление министра о том, что каждый недропользователь должен будет подготовить специалиста, который сможет готовить отчеты по стандарту CRIRSCO.

«Форум МАЙНЕКС показал себя как отличная площадка», – заявил в заключение своей речи министр и пожелал участникам форума успехов.

A84E8733Посол Великобритании в Казахстане Кэролин Браун, вызвала овации участников приветствием на казахском языке. Перейдя на английский, она подчеркнула что кризис – это время для новых возможностей, в том числе – для новых альянсов. Она напомнила, что ПИИ требуют стабильного инвестклимата, прозрачного управления и надежных геологических данных. «Необходимо четкое свидетельство возврата инвестиций», – подчеркнула госпожа посол. Свою позицию она объяснила тем, что Казахстан конкурирует за инвестиции с остальным миром, поэтому инвесторы должны понимать, что им следует ожидать и несколько раз подчеркнула, что правительство Великобритании готово поддерживать Казахстан в его инициативах по улучшению инвестклимата в стране.

A84E8918Завершилась приветственная часть торжественно: АКФ ПИТ и McKinsey & Company Kazakhstan подписали соглашение об учреждении Центра компетенций. Затем АКФ ПИТ подписали меморандумы с ERG и АО «Варваринское» (входит в Polymetal).

Кроме того, группа DMT и компания «Казгеология» подписали меморандум о сотрудничестве, который предполагает как обучение персонала, так и создание лаборатории мирового класса и разработку современных методов обработки и интерпретации информации для оценки месторождений полезных ископаемых.

АО Казгеология и группа ДМТ договорились о сотрудничестве на форуме

20.04.2016

ВA84E8814 течении последних двух дней руководство АО Казгеология и немецкой группы ДМТ вели переговоры о возможном сотрудничестве по широкому спектру вопросов. На основе достигнутых договоренностей компании пришли к соглашению, отраженному в меморандуме взаимопонимания, которое будет подписано в рамках приветственной части форума МАЙНЕКС Центральная Азия.

Планы сотрудничества затрагивают как обучение персонала, так и создание лаборатории мирового класса и разработку современных методов обработки и интерпретации информации для оценки месторождений полезных ископаемых. Меморанду подписали генеральный председатель совета директоров АО Казгеология Галым Нуржанов и председатель совета директоров ДМТ Профессор Айко Рэке

Соглашения по реализации Центра компетенций для горно-металлургического комплекса

20.04.2016

A84E8918В рамках приветственной части форума 20 апреля состоялась церемония подписания Соглашения по реализации Центра компетенций для горно-металлургического комплекса (ГМК), создаваемого совместно Автономным Кластерным Фондом «Парк инновационных технологий» (АКФ «ПИТ») и компаний McKinsey, а также Меморандумов о взаимопонимании с крупными горнодобывающими компаниями Казахстана Евразийской группой (ERG) и дочерним предприятием АО «Полиметалл» в Казахстане АО «Варваринское», на базе которых планируется реализовать первые в Казахстане пилотные проекты.

  1. Соглашение о реализации Центра компетенций ГМК

между АКФ «ПИТ» и McKinsey&Co

Подписанты:

Со стороны McKinsey&Co – Юкка Максимайнен, Управляющий партнер

со стороны АКФ «ПИТ» – Санжар Кеттебеков, Генеральный директор

  1. Меморандум о взаимопонимании между ERG и АКФ «ПИТ»

Подписанты:

Со стороны Евразийской группы (ERG) – Агибай Рахимжанович Сагитов, Председатель Правления ТОО «Научно-исследовательский инжиниринговый центр ERG»

со стороны АКФ «ПИТ» – Санжар Кеттебеков, Генеральный директор 

  1. Меморандум о взаимопонимании между АО «Варваринское» (Полиметалл) и АКФ «ПИТ» 

Подписанты:

Со стороны АО «Варваринское» (дочернее предприятие АО «Полиметалл») Симон Александр Викторович, Генеральный директор

со стороны АКФ «ПИТ» – Санжар Кеттебеков, Генеральный директор

Пресс-релиз об открытии форума

20.04.2016

A84E9260

Недропользователи обсудят экономические перспективы отрасли: открылся 7-й горнопромышленный форум МАЙНЕКС Центральная Азия

Сегодня, 20 апреля 2016 года, в Астане состоялось официальное открытие 7-го горнопромышленного форума МАЙНЕКС Центральная Азия. Тема форума – «Перспективы и потенциал горнодобывающей отрасли в эффективном экономическом развитии». Более трехсот участников рынка – представителей госструктур, горнодобывающих предприятий, сервисных и консалтинговых фирм, финансовых компаний – в течение двух дней будут обсуждать на ставшей уже традиционной площадке возможности для поддержания стабильности и дальнейшего роста горнорудного бизнеса.

Тема:

Изменения регуляторной и бизнес-среды, мировые тенденции в региональном преломлении, новые проекты и возможности для инвесторов и горнорудного бизнеса – ключевые темы горнопромышленного форума МАЙНЕКС Центральная Азия, который проходит с 19 по 21 апреля 2016 года в Астане.

Участники:

В форуме участвуют более 80 докладчиков из стран Центральной Азии (Кыргызстан, Таджикистан, Казахстан) и Монголии, из России и стран дальнего зарубежья. В выставке принимают участие более 20 экспонентов.

Ключевые доклады:

Асет Исекешев, Министр, Министерство инвестиций и развития РК

Кэролин Браун, посол Великобритании в Казахстане – приветственное обращение

Санжар Кеттебеков, генеральный директор автономного кластерного фонда «Парк инновационных технологий» – Индустрия 4.0

Агрис Прейманис, заместитель директора ЕБРР – Казахстан и регион Центральной Азии: повышенные риски

Дан Ванг, исполнительный вице-президент Фонда Шелкового пути – Содействие диверсификации инвестиций и финансирования для развития сотрудничества между Китаем и Казахстаном

Ключевые темы:

Сессия 2: «Добывающие отрасли стран Центральной Азии – изменения в регулировании и инвестиционном климате»

Основные докладчики:

  • Базарбай Нурабаев, председатель комитета геологии и недропользования МИР РК
  • Дуйшенбек Зилалиев, директор государственного агентства по геологии и минеральным ресурсам при правительстве КР
  • Рос Лунд, специалист министерства торговли и инвестиций Великобритании

Сессия 3: «Создание стоимости горными компаниями. Как реализовать ресурсный потенциал горной отрасли Казахстана и стран Центральной Азии»

Основные докладчики:

  • Олег Тельной, директор ТОО «Медная компания Коунрад» (Central Asia Metals plc)
  • Канат Досмукаметов, управляющий директор в РК АО «Полиметалл управляющая компания»
  • Серик Сыздыков, генеральный директор ТОО RG Gold

Сессия 4: «В поисках утраченного финансирования»

Основные докладчики:

  • Александр Гареев, управляющий директор ЕАБР
  • Ерлан Рамазанов, ведущий банкир, ЕБРР
  • Константин Жидко, Societe General Corporate & Investment Banking
  • Алина Алдамберген, председатель правления Казахстанской фондовой биржи
  • Тимур Турлов, генеральный директор УК Freedom Finance

Сессия 6: «Уран – главное горнорудное экспортное богатство Казахстана»

Основные докладчики:

  • Бауржан Ибраев, главный директор по производству и ядерно-топливному циклу АО «НАК «Казатомпром»
  • Булат Ужкенов, председатель правления АО «Волковгеология»
  • Александр Бойцов, директор программы развития минерально-сырьевой базы, Uranium One Group
  • Кэролайн Горсалитц, вице-президент по корпоративному развитию и правовым вопросам Cameco Corp.

Сессия 9: Круглый стол «Предпосылки для реформирования действующего законодательства  Республики Казахстана в сфере недропользования»

Ключевой доклад:

Тимур Серикович Токтабаев,      Директор департамента недропользования Министерство по инвестициям и развитию Республики Казахстан

Участники

  • Дияр Ерешев, Управляющий партнер – Руководитель практики недропользования,
  • Olympex Advisers
  • Тимур Одилов, Юрист, White & Case Kazakhstan LLP
  • Евгений Андреевич Больгерт, Управляющий директор, Национальная палата предпринимателей РК
  • Ербол Кызайбаевич Закариянов, Заместитель исполнительного директора, ОЮЛ «Республиканская ассоциация горнодобывающих и горно-металлургических предприятий»
  • Николай Еньшин, Генеральный менеджер, SRK Consulting (Kazakhstan) Ltd.
  • Ерлан Рамазанов, Ведущий банкир, Энергетика и природные ресурсы, Европейский Банк Реконструкции и Развития
  • Алексей Цой, Менеджер по развитию бизнеса, CSA Global Pty Ltd
  • Элисон Морли, Директор, Казахстан, Iluka Resources

Ключевые события:

20 апреля (10:00 – зал Сары Арка 1)

Ведущая консалтинговая компания McKinsey  и СЭЗ «Парк инновационных технологий» (Almaty TechGarden) подпишут соглашение о создании Центра компетенций в Алматы.

21 апреля (10:00 -11:00 – зал Сары Арка 2)

Презентация горнорудных проектов из стран Центральной Азии инвесторам в формате инвестиционного шоу Dragon’s Dan. Компании, которым необходимо финансирование для развития своих проектов, смогут продемонстрировать их сильные стороны представителям инвестиционных кругов и получить от них квалифицированные советы.

Участники (проекты):

  • АО «Сырымбет» (Сырымбет)
  • ТОО «Балхашская геологическая артель (Актас)
  • KPC Fortis investment Limited (месторождения калийных солей, Казахстан)
  • ООО «Монголын объединенная горнорудная инвестиционная компания» (рудное золото, Монголия)
  • ТОО «Кемп-Восток» (Кемп-Восток)

21 апреля (18:00 – зал Сары Арка 1)

Оглашение итогов опроса «Центральная Азия – открыта для горного бизнеса?». Опрос проводился в преддверии форума МАЙНЕКС Центральная Азия.  Цель опроса – выяснить, как оценивают современные условия работы в горнорудном бизнесе Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Узбекистана и Монголии профессионалы, работающие в этой индустрии. Опрос охватывает различные аспекты деятельности, связанной с современным горнорудным производством – от производственных расходов до госрегулирования.

Ассоциированные мероприятия:

20 апреля (14:00 – 16:00 – зал Сары Арка 3)

– Круглый стол «Шведские инновации и технологии  для модернизации казахстанских горнорудных предприятий» (проводится при поддержке Business Sweeden и посольства Швеции в Казахстане). Технологические и сервисные компании из Швеции продемонстрируют возможности своей продукции и услуг, применимые на горнорудных предприятиях РК. Круглый стол проведет посол Швеции в Казахстане Христиан Камилл.

20 апреля (16:30 – 18:00 – зал Сары Арка 3)

– Круглый стол «British Chamber of Commerce in Kazakhstan: Освоение потенциала добычи в Казахстане» (пройдет при поддержке посольства Великобритании в РК и министерства торговли и инвестиций Великобритании (UKTI). Его участники обсудят, насколько привлекателен Казахстан для горнодобывающей промышленности, когда добыча полезных ископаемых обретает реальную ценность и сможет ли новый Кодекс о недрах решить накопившиеся проблемы и сделать Казахстан привлекательным местом для инвестиций в горнорудную отрасль.

«Мы рады приветствовать участников горнопромышленного форума МАЙНЕКС Центральная Азия в столь непростое для отрасли время и надеемся, что встречи и доклады, которые пройдут в рамках форума, создадут предпосылки для улучшения финансового самочувствия всех участников рынка и отрасли в целом», ­- прокомментировал глава оргкомитета форума Артур Поляков.

 

Йылдырым снимает напряжение

20.04.2016

DSC_0276Компания Yildidrim в настоящее время оптимизирует работу предприятия за счет нивелирования геотехнологических рисков, обучения персонала и пересчета запасов по стандарту JORC.  Об этом представители компании «Ориель Восток» (входит в структуру Yildidrim) заявили на прошедшем мастер-классе в рамках 7-го горнопромышленного форума МАЙНЕКС Центральная Азия, который 19 апреля начал работать в Астане.

 

На ГОКе «Восход» идет оптимизация производства после того, как предприятие перешло под контроль турецкой горнодобывающей компании Yildidrim, а сама она получила кредит от ЕБРР. В частности, компания полностью обновила парк горной техники – подземные горнопроходческие системы. Главная причина – прежнее оборудование не соответствовало современным требованиям. Также компания готовит новый отчет о запасах по стандарту JORC, который должен детализировать уже существующий отчет и улучшить планирование горных работ. Кроме того, компания предпринимает попытки улучшить взаимодействие между отделами, которые раньше не желали делиться имеющейся у них информацией.

DSC_0270Предприятие сотрудничает с несколькими консалтинговыми компаниями, которые анализируют ситуацию на предприятии по четырем направлениям: геология, геотехника, горное дело и охрана окружающей среды.

«При выборе консалтинговой компании для нас важно было, чтобы она не только выполнила для нас определенный набор работ, но и обучила наших сотрудников», – пояснил Армен Абраамян, руководитель технического отдела ТОО «Ориель-Восток».

В частности, нивелированием геотехнологических рисков на ГОКе «Восход» занимается германская компания DMT. Юрген те Коок, старший эксперт в области геомеханики и систем крепления DMT, обратил внимание на проблему оседания пород и нагрузки на существующие целики. В настоящее время компания занимается мониторингом, также предполагается выработка рекомендаций. На их основе заказчик сможет организовывать горные работы более точно и безопасно, прогнозируя поведение выработок. Чтобы стабилизировать деформацию, DMT предложила изменить направление проходки на перпендикулярное существующему, внесла поправки в существующую модель и рекомендовала  увеличить размер целиков с девяти до двенадцати метров,. Эти меры в итоге должны повысить производительность предприятия и снизить расходы на шахтовые крепления.

Как оказалось,  до девяти метров уменьшил размер целиков подрядчик, который закупил соответствующее оборудование. В настоящее время предприятие намерено вернуть размеры целиков к прежним значениям.

Наибольший интерес практика Yildirim вызвала у конкурента – казахстанской ERG. Один из представителей компании поинтересовался, насколько целесообразно возить товарную продукцию  на Тихвинский ферросплавный завод (Yildirim купила его у российского «Мечела» вместе с «Восходом»). Онур Каракая, старший геолог Yilmaden Holding, объяснил, что компания не весь концентрат отправляет в Тихвин: «Мы работаем с химическими компаниями в РФ и РК. Но Тихвин для нас – важная точка. Yildirim –  третья по величине компания по производству феррохрома в мире, и мы должны поддерживать собственные производственные мощности». Также представителей ERG заинтересовало, какие параметры оценки эффективности горного оборудования использует Yildirim на «Восходе» и не планирует ли компания использовать не только гравитационное обогащение, но и флотационное. По словам господина Абраамяна, в компании нет жесткой программы оценки оборудования, а флотацию они использовать не намерены.

В целом, компания нацелена на развитие команды, оптимизацию затрат и поиск новых проектов, в том числе, в Казахстане. Правда, интересных для себя браунфилдов в Казахстане Yildirim пока не обнаружила, поэтому в настоящее время договаривается с «Казгеологией» о развитии геологоразведочных проектов в рамках СП.

Геологи заходят с флангов

19.04.2016


DSC_0218Сегодня, 19 апреля, начал свою работу 7-й горнопромышленный форум МАЙНЕКС Центральная Азия. Традиционно он открылся мастер-классами, где представители отрасли поделились наработанным опытом и рассказали, какие ошибки приводят к бесполезной трате денег на геологоразведку.

Открыл мастер-классы Кристофер Бонсон, главный консультант по структурной геологии из SRK Consulting, который рассказал о том, как следует вести разведку на уже действующих проектах.

По его словам, разведка флангов позволяет довести до логического завершения понимание того, как залегают рудные тела.

Чтобы понимать, как именно расположены рудные тела, самое важное – точная геологическая модель: «Необходимо понимать время возникновения пород, типы пород и процессы, которые определили формирование этих вмещающих пород и рудного тела».

«Самая лучшая модель – не самая подробная, а та, где предельно понятно, какие процессы обусловили возникновение рудного тела. Крайне важно понять время, когда происходили геологические события, обусловившие возникновение минерализации», – подчеркнул Кристофер Бонсон.

Чтобы понять геологическую историю, важно, чтобы геолог посмотрел всю литологию и понял, когда происходило создание рудного тела.

В качестве примера он привел шведский рудник Тапули. «Я начал рассматривать уже существовавшую геологическую карту. Я смотрел, и думал – какие странные тут разрезы. Что-то в них было неправильно. Здесь есть смещение, а на поверхности его нет. Я взял региональные аэромагнитные исследования и увидел, что зона вся испещрена разломами, видна огромная пластическая деформация. И я начал думать: действительно ли существуют смоделированные разломы. Вскрышные работы уже начались, и на борту карьера можно было увидеть, что разломы действительно есть. Но они были не там, где их предположила геологическая модель!»  В итоге стало понятно, что разломы возникли до того, как возникла минерализация, поэтому они не влияют на возникновение минерализации и геометрию рудного тела. Распределение литологии оказалось тем же, но интерпретация ее оказалась иной. Это было важно для понимания, как залегает рудное тело. Новое понимание дало компании огромные перспективы для развития месторождения на флангах. Отмечу, что работа не заняла много времени – всего 5-10 дней”.

Важнейшие способы понять, как залегает месторождения:

Первый способ – собрать всю существующую историческую информацию, даже если она представляет собой бумажные региональные карты, возраст которых составляет несколько десятков лет. «На существующих проектах годами накапливаются данные – геохимия, геофизика, разведочное бурение, геологические карты, карта рудника, разрезы, информация по контролю за содержаниями. Их цена – десятки миллионов долларов, поэтому их надо использовать максимально эффективно и оценивать ее критически, – призвал Кристофер Бонсон. – Исторические данные были ограничены методами, но если собрать информацию воедино, появится стратегия дальнейшей разведки существующего объекта. Не выбрасывайте старые наработки! По старым бумажным картам можно узнать региональную геологию, узнать, почему тот проект бросили, а этот продолжили, понять логику ведения ГРР».

Второй способ – делать картирование рудника в сочетании с информацией по распределению содержаний. «Геологу надо просто пойти в карьер и провести картирование, но очень мало компаний это делают. Но даже те, которые делают, не интегрируют эти данные в свою разведку. С моей точки зрения это бессмысленная трата времени и денег», – признал геолог.

Но сделать картирование недостаточно. Более полная картина получается, если интегрировать картирование с данными контроля содержаний. Чтобы пояснить свою мысль, докладчик привел пример золоторудного карьера из Африки: «Картирование было сложным – было много трещиноватых разломов. Информация о содержаниях на этой карте дала возможность понять, как много здесь структур. И только после совмещения мы смогли визуализировать и увидеть нашу структуру и понять ее возникновение. Мы нашли пять событий возникновения складчатости».

Третий способ – правильно ориентировать керн. Правильно ориентированный керн дает очень много информации: контакты, складки, структуры, замещающие минерализацию, можно видеть наклон залежи. «К сожалению, в большинстве случаев заказчики не просят регистрировать правильную ориентацию керна. А без данных по ориентации можно запутаться – если не знаете угол сброса, можно нарисовать что угодно. С ориентацией можно было бы видеть простирание рудного тела и сбросы, более реалистично понимать его геометрию».

Чтобы пояснить свою мысль, Кристофер Бонсон привел варианты интерпретации, сделанные на основе керна без соблюдения его ориентации: «Мы не знаем направленности сброса и можем нарисовать его как угодно, под любым углом. В итоге бурение оборачивается пустой тратой денег, так как нет внятного понимания того, как простирается рудное тело”.

Для того, чтобы получить правильно ориентированный керн, докладчик прежде всего посоветовал объяснить, в чем смысл правильного ориентированного керна, персоналу. Второй важный момент – правильно маркировать керн: «Собрать керн стоит несколько миллионов, но без правильной ориентации информация не будет представительной, и деньги будут потрачены впустую. Интерпретация обходится в 5-10% от цены бурения, но без правильных исходных данных ценность 90-95% информации может совершенно потеряться», – заверил господин Бонсон.

Как может измениться представление об объекте, когда будет собрана полная информация, подтвержденная керном, Кристофер Бонсон объяснил на примере золоторудного проекта Петовал компании «Торо Голд».

«Компания собрала всю информацию, пригласила вулканолога и получила всю литологию. Изначально предполагалось, что контролирует минерализацию синклиналь. Но когда мы внесли все данные в модель, оказалось, что синклиналь позже была сдвинута более поздним сбросом, и именно этот сдвиг контролировала минерализацию. Это было подтверждено полевой работой и керном. И мы увидели, что сброс продлевает зону минерализации (практически по всему лицензионному блоку) и контролировал содержания. Мы смогли понять местную геологическую историю, которая отличается от региональной. Сброс уходил вглубь и подстилал другую структуру – следовательно, надо было уходить вглубь – чего раньше не было выявлено».

DSC_0233Презентация господина Бонсона заинтересовала участников мастер-класса:

«Целесообразно ли исключить из геологоразведки, если территория хорошо исследована, пустые участки?» – поинтересовался один из присутствующих.  «Важно понимать, что понимать под успехом или неуспехом разведки. Для флангов успех – даже маленькая залежь. Да, месторождение может быть хорошо изучено, но это была другая цель. Не менее важно понимать, какие потенциальные залежи вы готовы исключить и какой минимальный размер нас устраивает», – высказал свое мнение докладчик.

Второго участника встречи заинтересовали пределы возможностей геостатистики. «Если они основаны на хор данных, это хороший инструмент. Но вся геостатистика должна коррелироваться с другими данными. Не стоит забывать, что надо просто идти ногами и наблюдать», – напомнил господин Бонсон. Подобный вопрос касался геофизики. «Каротаж уже широко практикуется и может быть очень полезен. Да, в некотором роде – это альтернатива бурению. Это не так показательно, как керн, но если зонд шел правильно, можно получить хорошие данные», – пояснил докладчик. Особенно важен этот метод на рыхлых породах, если они рассыпаются и получить четкое представление о породах и руде невозможно.

Еще одного участника интересовало, стоит ли рассматривать все фланги или только потенциально несущие минерализацию. «Да, берете критерии, которые важны. Важно создать перечень факторов, критичных для данного объекта», – подтвердил докладчик.

Рудники пошли по миру

14.04.2016

majors' sales jpПубличные горнорудные компании распродают свои активы. Их скупают частники и госсектор

Эксперт Казахстан
12 апреля 2016
http://expertonline.kz/a14271/

Минувший год был для горнорудных компаний крайне тяжелым: капитализация даже «голубых фишек» в этом секторе снизилась на десятки процентов, в наиболее драматичных случаях — в несколько раз. Практически все компании стремились сократить долг. Поскольку сделать это за счет роста объемов производства и продаж в условиях падения спроса и цен было невозможно, компании выпускали акции, договаривались о долгосрочных контрактах на золото и продавали активы.

В этом смысле интересно посмотреть, какие активы стали объектами сделок, кто их покупал и, следовательно, видел в них для себя относительно высокую будущую ценность. В центре внимания были сделки, заявленные в течение 2014–2015 и трех месяцев 2016 года.

Что продавали

Rio Tinto последовательно избавлялась от угольных активов, продав за два года пять проектов — в Мозамбике, Австралии, Индии. Компания расставалась и с алюминиевыми проектами, и с проектами в обработке. Glencore сбывала преимущественно медные активы: Las Bambas, 62,5% в проекте Tampakan, рудник Cobar в Австралии и Lomas Bayas в Чили. Анонсирована продажа угольного Optimum Coal. При этом «дочка» транснациональной компании — Clermont — двумя годами ранее приобрела GS Coal у Rio Tinto.

Anglo American намерена продать все, кроме алмазных, медных и платиновых проектов. За последние два года компания избавилась от нескольких угольных рудников, а также от профильных Rustenburg Platinum Mines Limited и медного Michiquillay.

Компания Barrick Gold, владеющая золотыми и медными активами, продавала доли в тех и других, стараясь сохранить свое участие в отдельных проектах. Newmont Mining тоже продавала преимущественно золотые активы. Но и она в 2014 году избавилась от доли в непрофильной уранодобыващей компании Paladin Energy.

Особняком в списке горнорудных компаний, распродающих свои активы, стоят две компании — BHP Billiton и Vale.

Первая — потому что в течение 2,5 лет не объявила ни одной сделки по продаже своих активов, несмотря на то что по итогам II полугодия 2015-го показала чистый убыток в 5,67 млрд долларов. Исключением можно считать сделку по выделению компании South32, которая владеет активами в добыче и производстве алюминия, марганца, угля и полиметаллов. Сделка прошла в виде обмена акций с коэффициентом обмена 1 к 1. Более того, СЕО компании Эндрю Маккензи заявил, что запасы на черный день могут быть потрачены на рост, в том числе — на покупку новых активов.

Vale, по-видимому, стремилась сохранить свои добывающие проекты: в списке проданных значатся преимущественно транспортные активы. В 2015 году в рамках трех сделок бразильская компания распродала в общей сложности 12 морских рудовозов дедвейтом в 400 тыс. тонн. Также Vale сбыла актив, которому принадлежали железорудные проекты и предприятия по транспортировке и погрузке в портах.

Данной стратегии следовали и другие крупнейшие горнодобывающие компании, выходя из перерабатывающих секторов. Хотя продукция более высоких переделов должна давать большую добавочную стоимость, горнодобывающие компании продавали их, сосредотачиваясь на своих сильных компетенциях — поиске, добыче и первичной переработке полезных ископаемых.

Кто покупал

Покупателями активов в сфере переработки и транспортировки стали профильные компании с хорошими компетенциями в этих сегментах. Так, Rio Tinto продала ECL группе Fives (инжиниринговая компания, занимающаяся проектированием и поставкой промышленного оборудования), а Alesa (производитель оборудования для горнорудной промышленности) — Groupe Reel, французскому производителю комплексных систем для обрабатывающих производств. Anglo American уступила часть своей доли в Tarmac гиганту стройиндустрии Lafarge SA, а другую часть — Colas Moyen Orient SAS, «дочке» Colas SA, которая занимается производством конструкций для транспортной инфраструктуры. Newmont Mining продала свою долю в аффинажном заводе Valcambi крупному производителю на рынке ювелирных изделий из Индии Rajesh Exports Ltd.

Вторая группа покупателей — государственные и квазигоскомпании, а также правительства. Таких сделок большинство у Rio Tinto: 5 из рассматриваемых 11. Например, 40% в угольном проекте Bengalla купила подконтрольная правительству Австралии New Hope Corporation Limited. Свои доли в Murowa Diamonds и Sengwa Colliery Ltd RZ Rio Tinto продала зимбабвийской Murowa Holdings Limited. Акции последней обращаются на Зимбабвийской бирже, она подконтрольна местному правительству.

50% в норвежском проекте Sоral проданы Norsk Hydro Aluminium ASA. Ее крупнейшие акционеры — норвежское правительство и государственный пенсионный фонд Норвегии. Свои пакеты в Alucam и Simfer S.A Rio Tinto уступила, соответственно, правительству Камеруна и Гвинеи. Newmont Mining продала 25% золоторудного Merian полностью подконтрольной правительству Суринама Staatsolie Maatschappij Suriname N.V. Наконец, Anglo American фактически вернула Перу лицензию на Michiquillay, передав ее государственной Activos Mineros S.A.C.

Третья группа — это местные частные структуры — крупный бизнес, имеющий большое влияние на правительство стран. Например, Glencore продала долю в медном проекте Tampakan филиппинской семейной частной компании Alcantara group, основанной Томасом Алькантарой.

Anglo American продала угольный проект Callide частной австралийской Batchfire Resources Pty Ltd. О компании известно только то, что ей меньше года и у нее 24 совладельца. Сумму сделки Anglo American не указывает. Можно предположить, что цена была бросовой, поскольку цель Anglo American — избавиться от затрат на поддержание рудника и его закрытие.

Четвертая группа покупателей — крупные частные или государственные инвестиционные компании, для которых приобретаемые активы — это портфельные инвестиции. Проект по производству энергетического угля Mount Pleasant приобрела у Rio Tinto MACH Energy Australia Pty Ltd, входящая в Salim Group — крупнейший частный индонезийский конгломерат. Anglo American уступила Norte S.A (медные активы Mantoverde и Mantos Blancos) консорциуму инвесторов (Audley Capital Advisors LLP, хеджфонд, которым владеют его сотрудники, и Orion Mine Finance, частная американская компания прямых инвестиций). Barrick Gold продала 70% в проекте Spring Valley и 100% в Ruby Hill канадской частной инвесткомпании Waterton Precious Metals Fund II Cayman.

Еще одна группа покупателей — китайские компании. Они выделены отдельно из-за масштабной (и не всегда доброжелательно встречаемой) экспансии в горнорудные проекты разных стран. Не без напряжения смотрят на китайскую активность в Монголии. Несмотря на это, Rio Tinto смогла продать часть пакета SouthGobi Resources Ltd компании Novel Sunrise Investment Limited, входящей в структуру частной китайской Novel Group of Companies. Glencore продала свой медный проект Las Bambas китайской MMG Ltd, инвестиционному холдингу, чьи акции обращаются на бирже Гонконга. Barrick продал Barrick (Niugini) Limited китайской Zijin Mining Group.

Переходящие риски

Даже поверхностный анализ сделок позволяет увидеть, что горнорудные активы перераспределяются от публичных компаний в пользу частных и государственных. Исключение, пожалуй, составляют лишь золоторудные проекты, которые чаще покупают публичные компании.

Госструктуры, особенно в сырьевых экономиках, покупают активы, чтобы сохранить своим гражданам работу вне зависимости от экономической эффективности проекта (социальные рабочие места). Получив права на проект, правительство (как, например, правительство Камеруна) старается продать объект любому инвестору, пожелавшему вложиться в него. Пока, судя по сообщениям местных электронных СМИ, это у Камеруна получается не очень успешно. Насколько эффективен государственный протекционизм для предприятий и конкретных людей — вопрос спорный, болезненный.

Частные инвесткомпании могут попытаться развить актив самостоятельно, чтобы заработать на нем больше при последующей перепродаже. Или придержать его в надежде на то, что рынок активов вырастет сам по себе. Когда цены на сырье растут и у крупных компаний появляются деньги, они возвращаются. Но если в стране есть структуры, способные без иностранного капитала и технологий реализовывать проекты, приоритет отдается им. Видимо, такова история филиппинской сделки.

История последних распродаж показывает, что большей устойчивостью в горнорудной промышленности обладают крупные компании, которые обладают различным инструментарием для привлечения ликвидности. Среди таковых реализация рудников для получения живых денег, продажа акций подконтрольной компании на свободном рынке (Newmont Mining продала 19,45% Regis Resources широкому списку инвесторов) или даже собственному менеджменту (Glencore продала 23,9% проекта Lonmin).

Распродажи местного значения

В Центральной Азии (ЦА) почти нет крупных компаний с большим набором активов в разных странах, которые можно было бы продать, чтобы поддержать материнскую компанию. В большинстве случаев речь идет именно об активах, которые развивают компании из других юрисдикций.

Исключений два: экс-Казахмыс (публичная KAZ Minerals и непосредственно «Казахмыс», собравший зрелые активы бывшего вертикально интегрированного гиганта) и экс-ENRC (после делистинга компания переименовалась в ERG). Их истории показывают, что компании использовали вполне мейнстримные механизмы выживания. «Казахмыс» избавился от балласта социально и экономически сложных активов, разделившись на частную и публичную части. ENRC использовала возможности правительства, которое фактически выкупило компанию с Лондонской фондовой биржи. В дальнейшем ERG стала продавать активы, чтобы снизить долг. По информации Financial Times, опубликованной со ссылкой на CEO ERG Бенедикта Соботку, компания продала активы примерно на один миллиард долларов. Полный список привести сложно. В 2014 году была опубликована информация о продаже Жайремского ГОК «Казцинку» (входит в Glencore) за 310 млн долларов, в марте 2015‑го прошла информация о продаже доли в Northam Platinum Ltd. Данных о покупателе и сумме платиновой сделки в публичном пространстве (включая сайт ERG) нет. Однако в том же 2015 году ERG подписала договор с китайскими банками о кредитовании на 2,7 млрд долларов. Долг вырос.

KAZ Minerals продавать больше нечего, остается только запускать проекты развития, производить и надеяться на рост цен и потребления. ERG гипотетически может продавать зарубежные активы, но в Бразилии компания судится с индийским партнером Прамодом Агарвалом за платеж по сделке с железорудным активом Pedra de Ferro, а в Демократической Республике Конго стоит вопрос о приостановке рудников по примеру Glencore. Оба находятся в провинции Катанга, на них, по информации Jeuneafrique.com, устаревшее оборудование и инфраструктура, а добыча нерентабельна. Правительство — последняя инстанция для поддержки и поиска денег.


Где и как горнорудные компании, работающие в ЦА, могут найти финансирование для своих проектов и какова роль государства в текущей ситуации, участники горнорудного рынка будут обсуждать на форуме МАЙНЕКС Центральная Азия, который пройдет в Астане 19–21 апреля 2016 года.

* Контент-менеджер форума МАЙНЕКС Центральная Азия.

 

“Центральная Азия – открыта для горного бизнеса?”

13.04.2016
coinУважаемый участник форума,

Просим вас не позднее 15 апреля заполнить анкету опроса «Центральная Азия 2016 – открыта для горного бизнеса?». Это не должно занять больше 5-ти минут вашего времени.

НАЖМИТЕ НА ССЫЛКУ, ЧТОБЫ ПЕРЕЙТИ НА СТРАНИЦУ ОПРОСА »»»

Приз: Все участники опроса будут включены в розыгрыш золотой инвестиционной монеты стоимостью ок 300 USD !!!. Согласитесь – это неплохая инвестиция?

Цель опроса – выяснить, как оценивают современные условия работы в горнорудном бизнесе Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Узбекистана и Монголии профессионалы, работающие в этой индустрии.

Опрос охватывает различные аспекты деятельности, связанной с современным горнорудным производством – от производственных расходов до госрегулирования.

Опрос предлагается проводить на ежегодной основе. Предполагается, что результаты опроса представят совокупную оценку горнорудным сообществом качества бизнес-среды в сфере поиска, добычи и переработки твердых полезных ископаемых в центрально-азиатских государствах и станут ориентиром для ее дальнейшего улучшения.

Объявление результатов: результаты опроса будут объявлены 21 апреля в ходе заключительного заседания форума МАЙНЕКС Центральная Азия и опубликованы на сайте www.minexasia.com/2016

Дополнительную информацию и разъяснения можно получить в оргкомитете форума, отправив запрос на адрес admin minexforum.com

Круглый стол Британской Торговой Палаты в Казахстане

13.04.2016

British-Chamber-of-Commerce-in-Kazakhstan20 апреля с 16:30 до 18:00 в зале Сары Арка 3 состоится круглый стол на тему «Освоение потенциала добычи в Казахстане»

Задачу, которую перед собой поставили организаторы – дать ответы на следующие актуальные для отрасли вопросы:

  • Положение Казахстана с точки зрения привлекательности для горнодобывающей промышленности и что это действительно означает?
  • Когда добыча начнет иметь реальную ценность?
  • Собирается ли Новый Горный Кодекс решить многие вопросы и сделать Казахстан привлекательным местом?

Более подробная информация о круглом столе опубликована в программе http://minexasia.com/2016/ru/programma/

Если возникнут какие-то вопросы, вы можете связатья с Зере Мухамедкарим.

British Chamber of Commerce in Kazakhstan
Сот: + 7701 8808060
Email: info britishchamber.kz
www.britishchamber.kz

Презентация шведских производителей оборудования и технологий для горно-металлургической промышленности.

13.04.2016

BUSINESS-SWEDEN-150В форуме МАЙНЕКС Центральная Азия примет участие делегация шведских производителей оборудования и технологий.

Главной целью визита шведской делегации на форум в Астане является продвижение шведских технологий в горнорудной отрасли стран Центральной Азии и организация диалога с национальными компаниями по решению задач оптимизации и повышения эффективности производства. Шведскую официальную делегацию на форум возглавят Г-н Христиан Камилл, Посол Швеции в Казахстане и Кыргызской Республике и Г-н Игорь Власюк, Глава Представительства Business Sweden в Казахстане, Азербайджане и Центральной Азии.

Программа визита включает организацию 20 апреля на площадке форума Круглого Cтола и Индивидуальных встреч между шведскими и казахстанскими компаниями в горно-металлургической отрасли. Круглый стол на тему «ШВЕДСКИЕ ИННОВАЦИИ И ТЕХНОЛОГИИ ДЛЯ ОПТИМИЗАЦИИ горно-металлургического производства в Казахстане» состоится 20 апреля с 14:00 до 16:00 в зале Сары Арка 3 в гостинице Рэдиссон (г. Астана 010000, Республика Казахстан, проспект Сары Арка 4).

После завершения круглого стола в зале Сары Арка 2 с 16:00 по 18:30 состоятся индивидуальные встречи между шведскими и казахстанскими компаниями в горно-металлургической отрасли.

Подробная информация о компаниях опубликована в разделе – http://minexasia.com/2016/ru/delegatsiya-shvedskoj-gornodobyvayushhej-promyshlennosti/

Индивидуальные встречи с представителями компаний осуществляются по предварительной записи.

Контактное лицо – Алма Баймульдина, Руководитель проектов, Business Sweden Алматы
Тел: +7 727 311 54 59
Факс: +7 727 311 54 61
Эл. адрес: alma.baimuldina at business–sweden.se
www.business-sweden.se

Встречи с инвесторами и финансистами в рамках форума 20 и 21 апреля

13.04.2016

sary-arka3-1Уважаемые участники форума МАЙНЕКС Центральная Азия 2016,

Обращаем ваше внимание на то, что 20 апреля с 16:30 – 18:15 в зале Сары Арка 1 состоится сессия «В ПОИСКАХ УТРАЧЕННОГО ФИНАНСИРОВАНИЯ».

В работе сессии примут участие

Если вы хотите назначить встречу с докладчиками сессии или задать им вопрос, вы можете это сделать через интерактивную форму на персональной странице каждого докладчика (нажмите на гиперссылку).


Как сообщалось ранее в статье «Недропользователи смогут предложить инвесторам проекты» с 10 до 11 утра 21 апреля в рамках бизнес-подиума 2 планируется презентация инвестиционных проектов. Презентации будут проводиться в зале Сары Арка 3 в формате инвестиционного телевизионного шоу «Логово Драконов – Dragon’s Den”.

В роли «Драконов» проекты будут оценивать:

Если у вас есть проект, под который вы ищете инвестора или финансирование, вы можете его представить на бизнес-подиуме 21 апреля.

Для этого, вам необходимо до 14 апреля подать заявку – http://minexasia.com/2016/ru/speaker-form/

Индустрия 4.0 в горном деле – задачи и возможности

11.04.2016

3

Индустрия 4.0 набирает обороты в мире и уже широко распространена как в различных областях потребительской индустрии, так и в некоторых добывающих отраслях.

Основатели технологического стартапа в горнодобывающей отрасли talpasolutions, работающие над платформой управления активами для горнодобывающих компаний и производителей горной техники, представили свое видение этой проблемы. Глобальная инжиниринговая и консалтинговая группа в сфере природных ресурсов ДМТ прокомментировала, какие решения можно внедрить в индустрию добычи твердых полезных ископаемых.

Неиспользованные возможности

Горное оборудование дорого как в приобретении, так и в обслуживании. Стандартная шахтная погрузочно-доставочная машина  (LHD) обходится оператору примерно на 70% дороже, чем его аналог такой же грузоподъемности, используемый в гражданских целях.

В добывающей практике нередки ситуации, когда оборудование простаивает из-за отсутствия запчастей, внезапных поломок или некорректно сформированного плана работ, когда добывать или вывозить попросту нечего.

Для того, чтобы ликвидировать эти проблемы, производители оборудования оснащают его большим количеством датчиков: по данным основателей talpasolutions, оборудование некоторых поставщиков по умолчанию было снабжено более чем 100 различными датчиками. Удивительно было то, что при оценке состояния машин реально учитывались показатели только порядка 5% из этих датчиков. Еще меньше информации использовалось при прогнозе необходимости планово-предупредительных ремонтов (ППР). На вопрос о причинах столь незначительного использования информации представители разработчиков ссылались на отсутствие надежной системы сбора и обработки данных. Обмен собранной с датчиков информации происходил нерегулярно, был неудобен и занимал много времени, так как данные передавались по электронной почте или на USB-носителях. Более того, вместо того, чтобы получать информацию в каждом цикле с датчиков, что позволило бы оптимизировать процесс производства и сократить  простои, на предприятиях на места до сих пор посылаются работники, которые проводят, например, ручной хронометраж и съемку заполняемости ковшей.

Компания ДМТ уже давно  отмечает важность эффективного внедрения решений Индустрии 4.0 в своих проектах для горнодобывающих компаний по всему миру. Это касается всех процессов в горном производстве – от эффективного управления складскими остатками для оптимизации текущих расходов до построения тотальной системы управления качеством продукции, базирующейся на постоянном мониторинге качества руды и автоматической настройки производственных процессов  в соответствии с результатами измерений.

1

Концепция архитектуры ПО assetanalytics

Сделать из сложного простое

До сих пор заполненные от руки или, в лучшем случае, набранные в электронных таблицах ремонтные ведомости остаются широко распространенной практикой. Незапланированная переброска оборудования с одного участка на другой остается прерогативой начальника смены. В итоге часто наносится ущерб другим производственным процессам. Организованная система передачи информации о состоянии и местоположении всего комплекса оборудования позволяет оперативно и объективно оценить ситуацию и принять решения, которые позволят сократить простои производства до минимума.

3

Интегрированная схема расположения оборудования, симуляция схемы работ в камерно-столбовом блоке

Компании, работающие в сегменте «Интернета вещей» (ИВ), разрабатывают продукты, которые собирают информацию и организуют взаимосвязь различного оборудования, занятого в процессе производства. Обработанная информация предоставляется пользователю в сжатом виде, позволяющем принимать дальнейшие решения.

Отдельные успешные проекты показывают, что прогресс, несмотря на консервативный подход к автоматизации (в отличие от автопрома, где он уже стал производственной нормой) набирает обороты. Однако решения пока индивидуальны, стоимость их высока, поэтому малые и средние предприятия не могут ими воспользоваться. Для массового использования нужна единая независимая платформа, открытая для любого типа клиентов.

Сотрудничество – ключ к успеху

Опыт ДМТ по установке систем мониторинга состояния оборудования для нескольких НПЗ, электростанций, а также на угледобывающих комбайнах компании CAT, показывает, что диалог клиента и поставщика не только не должен прекращаться с размещением заказа. Сотрудничество позволяет разработчику адаптировать в систему конкретные требования заказчика и ее конкретных пользователей и придать ей конкретную добавленную стоимость. Постоянные обновления по ходу внедрения гарантируют быструю выгоду без потери общей картины.

Суровой реальностью, однако, является практически полное отсутствие взаимопонимания отделов закупок больших горнодобывающих компаний и производителей оборудования, ставящих своей целью соблюдение заранее предписанных бюджетов, и технических  служб, занимающихся разработкой новых решений. Это было одной из основных причин того, почему стратегия гибкой разработки решений в рамках Индустрии 4.0. не работала в рамках фиксированных контрактов, заключаемых горнодобывающими предприятиями. Гибкий подход, наиболее часто практикуемый небольшими старт-апами, выгодно отличает их  от массивных ИТ-отделов внутри компаний, ограниченных в развитии затратными по времени процедурами принятия решений.

Каковы ожидания

Будучи отчасти «белой вороной» в мире технологических  старт-апов,  talpasolutions уже начал получать позитивные отзывы от потенциальных клиентов и инвесторов, заинтересованных в развитии Индустрии 4.0 в еще неосвоенных секторах производства. Основная задача, которую ставит для себя talpasolutions, – развитие независимой платформы  для анализа больших данных в режиме реального времени. Учитывается, конечно же, необходимость удобного в использовании интерфейса, многоуровневый уровень доступа для получения информации, предназначенной для анализа и оптимизации процессов производства. Следуя интересам клиентов получить «не ракетостроительную систему», интерфейс должен быть интуитивно понятным и предусматривать минимум обучения пользователей.

С точки зрения поставщиков оборудования, концепция ИВ наиболее применима в сфере организации работы систем ERM. Интегрируя решения ИВ в структуру послепродажного обслуживания, производители способны получать актуальную информацию о состоянии их машин, износе деталей и поломках  и на основе полученной информации своевременно  контактировать с представителем клиента. Помимо увеличения срока эксплуатации оборудования такой подход позволяет выстроить качественно новые отношения между поставщиком и клиентом. Если оборудование сломается, существует возможность удаленного анализа причин и сокращения времени починки неисправностей, зачастую даже без физического присутствия сервисного персонала поставщика на месте. Информация об условиях использования оборудования, поступающая к производителям, также служит базой для инженерных отделов (для дальнейшего усовершенствования технологий) и отдела продаж (для понимания того, как выстроить коммерческие процессы в будущем).

3

Screenshot of the assetanalytics Demo, available under talpasolutions.com

Прямые выгоды клиента:

  • доработка планов горных работ в зависимости от возможностей парка оборудования
  • возможность улучшить производство на основе мультифакторного анализа, учитывающего ключевые параметры оборудования и затрат на его обслуживание
  • анализ причин поломок, корреляция трендов и событий
  • определение особых условий и аномалий путем анализа выбранной информации
  • сокращение общих расходов на сбор информации, коммуникацию и обработку

Для того, чтобы Индустрия развивалась 4.0, следует поставить и решить следующие задачи:

  • создание удобных в использовании интерфейсов, понимаемых различными уровнями клиентов
  • вовлечение горнодобывающих предприятий в процесс разработки решений
  • наличие гибких финансовых инструментов, учитывающих потенциал экономии, нежели фиксированные бюджеты.

Авторы статьи:

Себастьян-Фридрих Ковиц, talpasolutions GmbH, CEO, директор по продажам

Артем Цитцер, talpasolutions GmbH, CОO, контент-менеджер

Алексей Шалашинский, DMT GmbH & Co KG, руководитель по продажам, горный инжиниринг и консалтинг

dmt-Logo talpasolutions logo

Сравнительное недропользование

08.04.2016

DSC_0176

Международная Организация Women in Mining (Женщины в горном деле) провела 6 апреля в Лондоне конференцию “Central Asia: Mining’s next frontier?”, участники которой обсудили возможности привлечения иностранных инвестиций в горнорудную отрасль в Казахстане и Монголии. По мнению организаторов форума МАЙНЕКС Центральная Азия, участвовавших во встрече, Казахстан может стать страной, более привлекательной для иностранных инвестиций, после того как будет принят и заработает новый Кодекс о недрах и появятся истории успешных горнорудных проектов.

На встрече, которую провела в Лондоне организация «Женщины в горном деле» 6 апреля нынешнего года, обсуждались возможности и риски Казахстана и Монголии как наиболее перспективных юрисдикций для привлечения инвестиций в горнорудный сектор в Средней Азии.

Послушать докладчиков пришли представители горнорудных компаний (BHP Billiton, Rio Tinto, ArcelorMittal, Eurasian Resources Group и т.д.), консалтинговых компаний (Deloitte,Control Risks, CSA Global, Wardell Armstrong, Arthur J Gallagher), инвестбанков и инвестфондов (JP Morgan, Goldman Sachs, RAB Capital, Investec Bank, RFC Ambrian, BMO Capital Markets) и другие связанные с инвестициями в горное дело компании.

Конференцию отрыл посол Монголии Тулги Нархуу, который высказал уверенность в том, что после выборов инвестиционная ситуация в Монгольской горнорудной отрасли значительно улучшится.

Важнейшее условие для инвесторов – возможность найти крупное месторождение. Старший геолог компании Behre Dolbear Minerals Industry Advisors Татьяна Матвеева предложила краткий сравнительный анализ добычи по некоторым полезным ископаемым между Казахстаном и Австралией. По территории и геологии эти страны поддаются сравнению.  По добыче урана Казахстан теперь занимает первое место в мире, обогнав Канаду, которая долгое время лидировала, добыча урана в Австралии в семь раз меньше чем в Казахстане.  Золота Австралия добывает в пять раз больше Казахстана, хотя оцененные запасы примерно сопоставимы (около 1 тыс. тонн) и в Казахстане известны и разрабатываются золотые месторождения мирового класса (более 100 тонн). Меди Австралия добывает вдвое больше Казахстана. В целом, Татьяна Матвеева считает, что Казахстан обладает богатейшей минеральной базой и имеет высокий потенциал дальнейшего развития и повышения влияния на мировом минерально-сырьевом рынке. Среди достоинств Казахстана – качество имеющейся геологической информации, развитая инфраструктура, долгая история горнорудной промышленности, хорошо обученные рабочие и инженеры, выгодное для поставок и сбыта расположение – между Россией и Китаем.

То, что в Казахстане есть хорошие перспективы для открытия месторождений мирового класса, подтверждается практикой. Несмотря на острейший отраслевой кризис и сложную внутрикорпоративную ситуацию, в Казахстане продолжают разведку Казцинк (входит в Glencore) и Rio Tinto, ведет разведку Iluka Resources, заканчивает разведку на перспективном блоке Сameco. По некоторым сведениям, разведка вполне успешна. Последний пример: местный фонд прямых инвестиций «Верный капитал» ведет доразведку на месторождении Райгородок и уже заявляет о росте запасов с 35 до 80 тонн золота. «Если в Казахстане будет найдено месторождение мирового класса – второй Ойю Толгой – эта история сама по себе будет продавать все недра Казахстана», – уверен Артур Поляков, глава оргкомитета форума МАЙНЕКС Центральная Азия.

Вторая важная составляющая инвестиционного интереса к горнорудным проектам – это правовая оболочка и практика ведения бизнеса. По словам директора по развитию компании Central Asia Metals Гэвина Феррара, до недавнего времени в Казахстане были сильно затянуты сроки выдачи лицензий на недропользование. С развитием в практике западно-австралийского принципа «первый пришел – первый взял» и принятием нового кодекса «О недрах и недропользовании» ситуация должна кардинально улучшится. С экономической точки у страны есть преимущества: Казахстан после девальвации тенге выигрывает в сравнении с другими развивающимися странами с высокой долей горнорудного сектора в структуре экономики, например с Чили: «Цена электроэнергии в Казахстане составляет 8-9 центов за киловатт/час, тогда как в Чили она стоит 10-15 центов, также в РК значительно ниже стоимость рабочей силы», – пояснил Гэвин Феррар.

DSC_0184Мнение самих инвесторов о привлекательности Казахстана выразил ведущий банкир (сектор природных ресурсов) ЕБРР Адам Говард, который сообщил, что банк внимательно смотрит за изменениями в деловой и правовой среде в Казахстане. Наибольший интерес у него вызвал Кодекс о недрах и недропользовании, который должен быть принят уже в этом году.

Его поддержали и другие участники встречи, выразив надежду, что Кодекс, а главное – его корректное использование на всех уровнях – сделает Казахстан более привлекательным для инвесторов.

«Надо понимать, что существующая версия Кодекса – это черновик, где еще есть несогласованность внутри самого документа. Например, информация в одной статье, на которую идет ссылка в другой статье (например, время, необходимое для расторжения контракта на недропользование), отсутствует. Попытки разграничить законодательство для ТПИ, углеводородным сырьем, общераспространенными полезными ископаемыми приводят к тому, что в некоторых случаях разработчики имели в виду только один вид недропользования, но распространяется он и на другой вид недропользования. Например, способ получения прав недропользования на основе контракта распространяется на углеводородное сырье и государственное изучение недр, однако, фактически, нормы прописаны лишь для углеводородных контрактов. Также не прописаны некоторые термины, требующие специального разъяснения, например что такое “состав территорий” – в пределах которых “участки недр предоставляются в пользование на основании контракта или лицензии на разведку и (или) добычу углеводородов”, – отметил Артур Поляков.

Все же он признал, что в Кодексе прописаны отношения не только между государством и недропользователем, но и между участниками рынка. Например, детально прописана процедура перехода прав недропользования и связанных с ним объектов (ценных бумаг), введено понятие сервитута, более детально прописана процедура, связанная с получением прав на земельные участки.

Также в Кодексе четко прописана информация об участках недр, имеющих стратегическое значение: это все месторождения урана и шельфовые месторождения. Участки недр, содержащие ряд полезных ископаемых (всего – 22), признаются стратегическими, в зависимости от объема. Так, например, для золота – более 50 тонн, для цинка – более 2 млн тонн, для железной руды – более 100 млн тонн. Именно на эти месторождения распространяется преимущественное право государства по выкупу.

Однако г-н Поляков отметил, что в тексте Кодекса много оговорок – изъятий, которые существенно трансформируют заявленную норму. Например, в статье 14, пункт 2:  «Геологическая информация находится в государственной собственности, если она получена за счет государственного бюджета (государственная геологическая информация), и в собственности физических и негосударственных юридических лиц, недропользователя, если она получена за их счет».

Однако «Уполномоченный орган по изучению и использованию недр вправе письменно потребовать от недропользователя безвозмездной передачи ему в собственность первичной геологической информации в срок, предусмотренный требованием». «Непонятно, в чем тогда “частность” частной геологической информации», – удивился представитель форума МАЙНЕКС Центральная Азия.

На вопрос «какие изменения могут улучшить ситуацию в Казахстане и Монголии», Гэвин Феррар ответил, что Казахстану не хватает прозрачности и скорости при получении прав недропользования, поэтому именно эти аспекты необходимо улучшать в первую очередь.

Со своей стороны, Татьяна Матвеева  считает, что Казахстан станет более привлекательной для инвесторов страной, когда недропользователи смогут делать отчеты не по двум, а по одному стандарту (JORC) на основе которого по шаблону CRIRSCO Казахстан будет разрабатывать новые стандарты. Кроме того, улучшить практику горнорудного бизнеса, по ее мнению, может обмен опытом и знаниями с зарубежными коллегами.

В заключение конференции Артур Поляков пригласил собравшихся принять участие в предстоящем в Астане Горнопромышленном форуме МАЙНЕКС Центральная Азия, в рамках которого будет представлен проект Кодекса и обсуждаться дорожная карта внедрения в конце 2018 года системы отчетности в Казахстане по разведке и разработке твердых полезных ископаемых, основанной на новых стандартах.

В результате правовой реформы правительство и недропользователи ожидают реальное повышение инвестиционного рейтинга горнодобывающего сектора Казахстана, а также более легкий доступ казахстанским компаниям-недропользователям на рынки венчурного капитала для привлечения финансирования.

 

Ирина Дорохова, контент-менеджер форума МАЙНЕКС Центральная Азия

Замедленная ядерная реакция

06.04.2016

55_mainЕврокомиссия предложила европейским государствам потратить на развитие атомной энергетики 350-450 млрд евро до 2050 года. Однако существующая практика строительства, финансирования и согласования АЭС в Европе показывает, что сделать это будет крайне сложно.

Рекомендательные письма

Еврокомиссия порекомендовала энергокомпаниям Европы инвестировать крупные суммы в ядерную энергетику. Как следует из опубликованной  Пояснительной программы по развитию атомной энергетики (PINC), для обеспечения общей мощности в 95-105 ГВт к 2050 г, для смены реакторов, выходящих по возрасту из эксплуатации и для строительства  новых станций необходимы инвестиции на уровне 350-450 млрд евро. Расчеты строятся на том, что к 2050 году потребность в электроэнергии в Евросоюзе вырастет примерно до 500 ГВт, а доля электроэнергии, вырабатываемой на АЭС, сократится до 20%. В настоящее время она составляет 27%, общая мощность 129 реакторов, работающих в 14 странах Евросоюза, составляет 120 ГВт.

«Предложение прямо противоположно решению Германии о поэтапном отказе от ядерной и иной основанной на ископаемом топливе энергии в пользу возобновляемой», – отмечает немецкая газета Handelsblatt, которая первой опубликовала черновик программы. По данным издания, в предварительной версии PINC в замещение атомных мощностей предполагалось инвестировать 450-500 млрд евро.

Общий объем инвестиций в полный цикл производства атомной энергии (включая строительство новых реакторов) до 2050 года в PINC оценивается в 650-760 млрд евро.

Это уже не первая рекомендация начать инвестировать в атомную энергетику. В октябре 2015 года, по информации World Nuclear Association, европейская профильная ассоциация Foratom назвала предполагаемой целью запуск 100 новых реакторов в период с 2025 до 2045 годов общей мощностью 122 ГВт. Новые мощности позволят лишь поддержать существующий объем производства атомной электроэнергии до 2050 года хотя бы в 14 странах – членах союза.

АЭС французского покроя

Однако реалии строительства АЭС в Европе в последние годы показывают, что стоимость станций растет в разы, а сроки ввода в эксплуатацию сдвигаются в будущее, вплоть до неопределенного – как произошло с четвертым блоком на финской АЭС Olkiluoto. Три наиболее известных примера – французский Flamanville, третий блок Olkiluoto и Hinkley Point (Великобритания).

Все три проекта связаны с ядерной отраслью Франции: реактор в Финляндии строит французская Areva, совладелец которой, государственная EDF, – крупнейшая генерирующая компания Франции. Совместно они строят и Flamanville. Кроме того, EDF, купив купила British Energy, стала собственником и Hinkley Point.

Olkiluoto – это первый опыт Areva по строительству реакторов «под ключ». Заявка на строительство реактора Olkiluoto 3 мощностью 1600 МВт, которую подала финская генерирующая компания  Teollisuuden Voima Oyj (TVO), была согласована еще в мае 2002 года. В 2003 году TVO подписала контракт с консорциумом Areva-Siemens на 3,2 млрд евро. Предполагалось, что коммерческая эксплуатация реактора начнется в 2009 году, но в итоге сроки были изменены. В 2010 году были подписаны поправки в контракт, в 2014 году была согласована контрольно-измерительная система, сроки запуска передвинуты на 2016 год, коммерческой эксплуатации – на 2018 год. В настоящее время стоимость строительства оценивается в 8,5 млрд евро. Задержка в строительстве и рост стоимости привели к тому, что заказчик и исполнитель проекта подали друг против друга иски. В феврале 2016 года Areva-Siemens переоценила свои претензии к TVO с 1,5 млрд до 3.52 млрд евро. Со своей стороны, TVO оценивает свои убытки и затраты в 2,6 млрд евро.

Похожим образом сложилась история строительства реактора Flamanville. По информации на сайте EDF, пока предполагается, что станция мощностью 1630 МВт будет запущена в 2018 году. Первоначально планировалось, что она будет запущена в 2012 году. За это время стоимость строительства выросла с 3,3 млрд евро до 10,5 млрд евро. Проблемы возникли и с крышкой и днищем реактора. Однако, по данным французских СМИ, EDF решила продолжить строительство, не дожидаясь результатов испытаний реактора на надежность. Окончательное решение, предположительно, будет принято в конце 2016 – начале 2017 года.

Два блока по 1600 МВт Hinkley Point оказались самым дорогостоящим проектом в истории строительства АЭС: стоимость его оценивается в 18 млрд фунтов. EDF уже не смогла самостоятельно его финансировать и продала 33,5% в Hinkley Point китайской China General Nuclear Power (CGN) в октябре 2015 года. Но, несмотря на участие китайского партнера, в самой EDF возникли сомнения по поводу необходимости строить станцию. СЕО компании Жан-Бернар Леви в середине марта 2016 года заявил, что компания не будет участвовать в строительстве Hinkley Point, пока не получит от французского государства гарантий финансирования и не «поможет защитить финансовую позицию компании». Против строительства реактора выступили профсоюзы, в знак протеста против проекта уволился финансовый директор EDF Томас Пикемал. Окончательное решение по инвестициям в проект, предположительно, будет вынесено 11 мая 2016 года. Первоначально предполагалось, что станция будет введена в эксплуатацию в 2023 году, к настоящему времени срок уже сдвинут к 2025 году.

Возможно, именно поэтому Британское правительство объявило в марте конкурс среди проектов атомных станций малой мощности (АСММ).

Чужим дизайнерам не входить

История строительства европейских реакторов показала, что рассчитывать на собственный дизайн Европа если и может, то с большой осторожностью и за очень большие деньги.

Вопрос в том, согласится ли Европа использовать реакторы других дизайнов. Пока история за последние минимум 20 лет положительных примеров не дает. Так, например, не сложилось сотрудничество у Финляндии с американо-японской Westinghouse.

Сотрудничество Венгрии с «Росатомом» по строительству блоков Пакш-4 и Пакш-5 приостановилось из-за того, что Еврокомиссия в конце 2015- начале 2106 года провела расследование о том, действительно ли частные инвесторы могут участвовать в проекте на одинаковых условиях, получает ли проект господдержку, и если получает, то как это отразится на конкуренции. Комиссия пришла к выводу, что внутренняя норма доходности (IRR) после уплаты налогов выше, чем средневзвешенная стоимость капитала и, следовательно, государственные инвестиции должны обеспечивать прибыль. «Однако Венгрия не предоставила достаточную информацию о том, действительно ли инвестиции прибыльны в экономических условиях, принимая во внимание распределение риска в рамках контракта и ожидания по будущей выручке», – отмечается в исследовании. Правительство Венгрии ответило, что в позиции Еврокомиссии «допущены неточности и некоторое недопонимание, а также безосновательные и вводящие в заблуждения замечания». Однако на всякий случай до конца расследования не стало выбирать кредит, предоставленный ей Россией (10 млрд евро) на строительство АЭС, и приостановило закупки по проекту. К финскому проекту «Росатома» Hanhikivi 1 у Еврокомиссии пока вопросов нет (на это обратило внимание в своем письме и правительство Венгрии), но и строительство начнется только в 2017 году.

Предложение от «Росатома» по строительству АЭС Великобритания отклонила по политическим причинам.

Еврокомиссия в PINC ориентируется на западные образцы: «С учетом производства ядерного топлива, европейские электростанции должны быть в состоянии самостоятельно покрывать свои потребности в реакторах западного дизайна, поскольку развитие производства и лицензирование топливных сборок для реакторов российского дизайна потребует несколько лет».

«К китайским реакторам в Европе относятся с пренебрежением, как и к китайским атомным компаниям в целом, хотя у Китая есть два проекта поколения III+. Деньги от них на Hinkley Point согласились взять, но сразу сказали: даже субподряда не дадим. К американским AP-1000 есть претензии к гермообъему, к тому же он модульный, и может не выдержать сейсмику и т.д. В целом, Европа настроена весьма снобистски, хотя и непонятно, почему: своего проекта у нее сейчас, фактически, нет», – резюмировал президент АНО «АтомИнфо-Центр» (Обнинск) Александр Уваров.

По его словам, другая ключевая проблема – источник финансирования. Компании и банки не будут финансировать строительство: для этого, как минимум, должны быть гарантии (пример Flamanville). Кроме того, затянуть строительство может также бюрократия (пример Пакша).

«В энергетике все прекрасно понимают, что российские реакторы сейчас лучшие в мире. Но этот факт никому, кроме самой России, невыгоден, поэтому на Западе идет сильнейшая кампания по очернительству русских технологий», – отметил источник в отрасли.

Все эти факторы ставят под вопрос возможность реализовать сколько-нибудь значимую программу строительства ядерных реакторов в Европе. Если бы она все же заработала, то на 400-450 млрд евро (за вычетом денег на поддержку существующих станций) даже по ценам Hinkley Point (7,1 млрд евро за 1 ГВт) можно было бы построить около 60 реакторов. Это была бы программа, сопоставимая по масштабам (хотя и не по срокам) с той, что в настоящее время разворачивает Китай.

Если эта программа все же заработает, значительного спада поставок природного урана не произойдет. В 2014 году потребность европейских реакторов в природном уране составляла 14,6 тыс. тонн. Казахстан, по данным PINC, поставил 27% природного урана, Россия – 18%, Нигер – 15%, Австралия и Канада – 14% и 13% соответственно. Проблема в том, что, по оценкам участников рынка, к 2030 году запасы дешевого урана (менее $36 за фунт) сократятся вдвое. Поскольку именно Казахстан обладает сейчас запасами урана с самой низкой себестоимостью, именно его проблема истощения запасов касается в первую очередь.

Проблемы, связанные с разведкой и восполнением запасов урана, участники рынка будут обсуждать на сессии “Уран – главное горнорудное экспортное богатство Казахстана” в рамках форума МАЙНЕКС Центральная Азия, который пройдет в Астане 19-21 апреля 2016 года.

Ирина Дорохова, контент-менеджер форума МАЙНЕКС Центральная Азия

 


EU nuclear power

Country 2014 nuclear generation Reactors operable at June 2015 Reactors under construction at June 2015 Reactors planned at June 2015 Reactors proposed at June 2015
TWh % e No. MWe net No. MWe gross No. MWe gross No. MWe gross
Belgium 32.1 47.5 7 5943 0 0 0 0 0 0
Bulgaria 15 31.8 2 1906 0 0 1 950
Czech Rep. 29 35.8 6 3904 0 0 2 2400 1 1200
Finland 22.6 34.6 4 2741 1 1700 1 1200 1 1500
France 418 76.9 58 63130 1 1750 0 0 1 1750
Germany 91.8 15.8 8 10728 0 0 0 0 0 0
Hungary 14.8 53.6 4 1889 0 0 2 2400 0 0
Lithuania 0 0 0 0 0 0 1 1350 0 0
Netherlands 3.9 4.0 1 485 0 0 0 0 1 1000
Poland 0 0 0 0 0 0 6 6000 0 0
Romania 10.8 18.5 2 1310 0 0 2 1440 1 655
Slovakia 14.4 56.8 4 1816 2 942 0 0 1 1200
Slovenia 6.1 37.2 1 696 0 0 0 0 1 1000
Spain 54.9 20.4 7 7002 0 0 0 0
Sweden 62.3 41.5 10 9487 0 0 0 0
UK 57.9 17.2 16 9373 0 0 4 6680 7 8920
EU 833.6  c27% 130 120,410 4 4392 19 22,420 15  

Источник: World Nuclear Association

Датчики делают революцию

29.03.2016

2-Urazalin-4В Казахстане индустрии 4.0 нет. На этом тему можно было бы считать исчерпанной, если бы не понимание, что в Казахстан индустрия 4.0 все равно придет, и она будет внедряться: по своей концепции производственные процессы должны прозрачными на каждом этапе, а тотальное компьютерное моделирование на основе точной аналитики должно улучшить производственные и, следовательно, экономические показатели предприятий. Но возможно это лишь при условии добросовестности заказчика.

Казахстан от мира почти не отстает: даже в Европе, где концепция Индустрии 4.0 была придумана и предложена для рассмотрения (сначала в Германии в 2013 году, затем – в Евросоюзе) пилотные опыты по внедрению запланированы на 2016 год, полное внедрение – на 2025 год.

Что такое Индустрия 4.0

Индустрия 4.0 – это принцип организации производства, в котором взаимодействуют не только люди с машинами, но и машины между собой, а цифровая реальность предваряет и дополняет собой физическую. При отклонении параметров работы от заданных машина сама принимает решение о выполнении некоторых действий, которые должны привести ситуацию в норму, запускает их и передает сигнал другим машинам и/ или людям. Например, если датчики загазованности в шахте покажут экстремальное значение содержаний газа, система не только передаст сигнал тревоги диспетчеру, но и самостоятельно включит, например, дополнительную вентиляцию.

Индустрия 4.0 базируется на возможностях интернета вещей, интернета услуг и облачных технологий для передачи данных и охватывает производство полностью, так что изменение параметров в одном сегменте производства (например, содержание металла в руде) автоматически отражается в другом (график плавки слитков). Индустрия 4.0 предполагает, что каждый агрегат будет иметь свою цифровую копию, что позволяет четко оценивать работу каждого из них в режиме реального времени. Информация по нему будет накапливаться, что дает возможность прогнозировать не только его возможные сбои (сокращается время на простой и ремонт), но и моделировать поставки связанного оборудования. Для новых производств цифровое моделирование с учетом накопленной статистики позволит создавать и оценивать множество вариантов проектных решений, подбирая наиболее оптимальную конфигурацию на основе точных оценок, а не индивидуальных предпочтений.

Возможные проблемы

Департамент политики в сфере экономики и науки Европарламента в своем исследовании для комитета по индустрии, исследованиям и энергетике (ITRE Committee)  выделил ключевые потенциальные проблемы, которые придется решать, внедряя Индустрию 4.0.

Первая из них – стандартизация систем, платформ, протоколов и интерфейсов. Совместимость нужна, чтобы оборудование и системы могли взаимодействовать между собой вне зависимости от поставщика и уровня организации системы.

Вторая – новая организация работы, что потребует изменений в бизнес-моделях компаний. «Контроль в режиме реального времени будет трансформировать содержание работы, рабочие процессы и их среду, что приведет к росту ответственности и непрерывному развитию, которые будут требоваться от каждого. Это потребует согласованных усилий от всех заинтересованных сторон для достижения успеха», – отмечается в докладе.

Третья проблема – пригодность продукции как для серийного производства, так и для индивидуальных покупателей.

Четвертая проблема – не вполне понятные стоимость и риски при внедрении новых принципов организации бизнеса и кто будет платить, если инициатива окажется неудачной.

Пятая проблема – безопасность и защита технологий, в том числе от копирования в странах третьего мира. Сюда же относится вопрос соотношения объемов инвестиций и достаточности защиты для рабочих и предприятия в целом – в том числе, от несанкционированного доступа.

Шестая проблема – способность людей работать на предприятиях, организованных по принципам Индустрии 4.0. Важные вопросы – кто будет инвестировать в их переобучение и что будет с теми, кто не сможет пройти такое переобучение, которое, предположительно, может длиться в течение многих лет жизни.

Седьмая проблема – кто будет выполнять исследования, необходимые для внедрения Индустрии 4.0.

Наконец, восьмая проблема – готовность правовой оболочки государств и союзов стран к внедрению принципов Индустрии 4.0.

Возможности

Компания Boston Consulting Group (BCG) подсчитала для Германии влияние на нее Индустрии 4.0. По подсчетам BCG, продуктивность в течение 5-10 лет вырастет на 5-8% с учетом материальных издержек производства. В деньгах это составит 90-150 млрд евро. Выручка вырастет примерно на 30 млрд евро или 1% ВВП Германии в год. Рост основан на предполагаемом увеличении спроса на улучшенное оборудование и приложения по обработке данных в сочетании с ростом спроса на индивидуализированную продукцию.

Правда, внедрение потребует от производителей Германии 250 млрд евро в течение тех же десяти лет.

Влияние на занятость оценивается двояко. С одной стороны, автоматизация и технологические новшества в процессе индустриализации приводили к сокращению занятости. Однако BCG спрогнозировала 6%-ный рост занятости в течение 10 лет. Эксперты признали, что низкоквалифицированные работники могут быть уволены, в то время как спрос на других, – например, инженеров-механиков, сотрудников в сфере программного обеспечения и IT-специалистов, напротив, вырастет.

Участие во внедрении Индустрии 4.0 для Германии важно еще и потому, что продвигают ее Bosch и Siemens, два крупнейших германских производителя промышленного оборудования в мире.

Казахстанский опыт

В Казахстане отдельные элементы, необходимые для организации Индустрии 4.0 уже вводятся. Главная причина для инвестиций в них – возможность улучшить контроль, сократить потери и, следовательно, себестоимость. На аглопроизводстве АО «АрселорМиттал Темиртау» была установлена автоматизированная система учета материальных потоков. Основными целями было накопление и обработка статистики, контроль над различными стадиями процесса, составление безошибочной отчетности. По информации корпоративного издания Siemens «Будущее промышленности» (компания участвовала в проекте), для воплощения проекта на конвейеры было установлено весоизмерительное оборудование, подключенное к весоизмерительному серверу, в интерфейсе представлена графически визуализированная информация о текущем состоянии технологического оборудования, исторические данные в виде графиков и отчетных документов. По информации «Будущего промышленности», нововведение позволило «АрселорМиттал Темиртау» быстро определять и устранять источники технологических потерь сырья и неполадки в оборудовании (сократилось время на простои и ремонт), отслеживать материальные потоки, снизилась себестоимость производства за счет непрерывной оценки запасов и стоимости сырья на складах. На сколько именно снизилась себестоимость, в публикации не указывается.

Заниматься внедрением технологий, связанных с Индустрией 4.0 намерена и компания McKinsey. Чтобы выяснить, как действует на компании внедрение Индустрии 4.0, она провела собственное исследование. Оказалось, что около половины респондентов в США и Германии (50% и 56%) сообщили о хорошем / значительном прогрессе за последний год от внедрения инструментов Индустрии 4.0, в то время как незначительная доля респондентов из Японии (16%) отметила этот уровень прогресса. Поставщики технологий объявили о большем прогрессе (47% сообщили о минимум хорошем / значительном прогрессе), чем производственные предприятия (из которых лишь 37% сообщили о минимум хорошем / значительном прогрессе).

В Казахстане для развития возможностей Индустрии 4.0 McKinsey совместно с СЭЗ «Парк инновационных технологий» (Almaty TechGarden) организует Центр компентенций. В настоящее время партнеры подписали меморандум о сотрудничестве, определились с источниками и размером финансирования, и сейчас регистрируют совместное предприятие. Как сообщил партнер McKinsey & Company в Казахстане Сергей Киселев, партнеры намеренно выбрали направление, которое сфокусировано на повышении эффективности, так как именно по этому показателю ГМК Казахстана значительно отстает от мировых аналогов. Работа Центра будет организована в трех направлениях. Первое – анализ существующих потоков данных, выявление недостающих: их сбор и анализ может улучшить производственные показатели предприятия. Второе направление – разработка обучающих модулей-программ по углубленному анализу данных (advanced analytics). В рамках этого направления эксперты расскажут, как собирать, обрабатывать и анализировать данные, как анализировать корреляции между различными параметрами и находить оптимальную их конфигурацию. Также программа предполагает обзор и оценку инструментов аналитики, которую предлагают различные производители оборудования и программного обеспечения. «Людей обучают, а затем, после того, как они участвуют в запуске пилотного проекта, приходят люди из других подразделений этого предприятия, смотрят, как это работает, и учатся», – пояснил Сергей Киселев. Третье направление – установка модельной лабораторной производственной линии по переработке и обогащению руды, которая будет установлена, предположительно,  в Казахстанском национальном техническом университете. «Эта линия будет использоваться как для обучения оптимальной организации производства, с включением элементов бережливого производства, так и для обучения углубленной аналитике: линия будет оборудована датчиками, которые в реальном времени будут давать данные, позволяющие делать выводы о производственных параметрах», – уточнил господин Киселев.

СЭЗ «Парк инновационных технологий» Almaty TechGarden, участвующий в проекте по созданию Центра компетенций, будет использовать 1% от выручки, который недропользователи обязаны направлять на НИОКР (часть из этих средств по договорам с недропользователями получает Almaty TechGarden).

Помимо участия в создании центра, Almaty TechGarden работает со стартап-командами по  разработке проектов для недропользователей, один раз в три месяца устраивая конкурс, в судейской команде которого участвуют сами компании – разработчики недр.

Пока судьи относятся к проектам скептически: «Стартапы должны быть привлекательны с прикладной, экономической точки зрения, а большая часть представителей проектов, которые я видел, прямо заявили, что экономических расчетов они не делали. Ветрогенераторы и «зеленая энергетика» – это здорово, но мои экономисты сильно удивятся, если я им принесу эти проекты, потому что они никогда не окупятся. Основной упор должен быть на изучение проблем конкретных предприятий», – посоветовал гендиректор ТОО «Сары-Казына Павел Семенченко, который был судьей в одном из конкурсов.

«Отрадно видеть, что сейчас автономный кластерный фонд СЭЗ «Парк инновационных технологий» делает шаги навстречу недропользователям, чтобы наладить на специальной площадке диалог по обязательным отчислениям в 1% от совокупного годового дохода горно-металлургических компаний на НИОКР. Для нас главное быть уверенными в том, что эти деньги расходуются на прикладные проекты, которые могут быть востребованы в ГМК. Кроме того, нам крайне важно, чтобы деятельность СЭЗ «ПИТ» выстраивалась максимально прозрачно. У недропользователей должно быть право оказывать непосредственное влияние на решения фонда относительно распределения денег. Возможно, эту функцию разумно было бы отнести в прерогативу АГМП», – отметил исполнительный директор ассоциации горно-металлургических предприятий Николай Радостовец.

В Ассоциации считают, что в кризисные времена для исчисления платежа можно использовать в качестве базы прибыль, а не совокупный годовой доход. «Полагаю, что недропользователям совместно с министерством по инвестициям и развитию, АКФ СЭЗ «ПИТ», проектом NURIS в Назарбаев Университете, а также казахстанскими учеными, работающими в сфере научных разработок для ГМК, необходимо вместе четко определить для себя параметры и объемы освоения выделяемых средств с точки зрения эффективности. Такой подход позволит рационально сосредоточить целевые выплаты на наиболее востребованных казахстанских инновациях для горно-металлургической отрасли», – дипломатично отметил господин Радостовец.

Проблема Казахстана – это не только вопрос наличия или отсутствия технологий, работников, правовой оболочки или доброй воли компаний. Усовершенствования в рамках Индустрии 4.0 могут заработать в Казахстане, но только при условии добросовестности клиентов – о том, что это проблема может возникнуть, в том или ином виде говорят многие из тех, кто занимается вопросом внедрения Индустрии 4.0. Датчики могут сделать работу предприятия прозрачной – но при желании их можно перекалибровать, отключить, банально – накрыть (например, газовые анализаторы в шахтах). При компьютерном моделировании предприятий наиболее оптимальный вариант можно проигнорировать. Отследить этот обман, с которым контрагенты многократно сталкивались в Казахстане, будет сложнее – он станет высокотехнологичнее, и для его обнаружения потребуется еще более высокая квалификация.


На форуме МАЙНЕКС Центральная Азия пройдет конкурс стартап-проектов, подготовленный Almaty TechGarden, где недропользователи смогут оценить возможности, предоставляемые казахстанскими технологическими компаниями. Также в рамках форума будет организована выставка постеров, в числе которых 18 проектов представят подопечные Almaty TechGarden.

Ирина Дорохова, контент-менеджер форума МАЙНЕКС Центральная Азия

“Верный капитал” увидел в Райгородке новое золото

29.03.2016
ИНТЕРВЬЮ C “ПРАЙМ ЗОЛОТО” – “Вестник золотопромышленника”

http://gold.1prime.ru/Специально для Вестника Золотопромышленника Ирина Дорохова, контент-менеджер горнопромышленного форума

Группа компаний “Верный капитал” получает обнадеживающие результаты разведки на месторождениях Северный и Южный Райгородок, права на которые приобрела в 2013 году. По оценкам управляющего инвестиционного директора Даврона Рустамкулова, запасы проекта вырастут более чем вдвое – с нынешних 35,5 тонн золота. В преддверии горнопромышленного форума  МАЙНЕКС Центральная Азия 2016 он рассказал о перспективах развития Райгородка, а также инвестиционных планах в горнорудной отрасли.

Вопрос: Даврон, что “Верный капитал” сделал в Райгородке после его приобретения?

Ответ: Первым делом мы создали нормальные условия для рабочих – построили комфортабельный, теплый рабочий городок из модульных домиков, административно-бытовой комплекс с баней, тренажерным и футбольным полем. Во-вторых, мы приступили к амбициозной программе бурения – мы понимаем, что объект недоизучен. Предыдущие собственники не достаточно инвестировали в разведку, да и в производство тоже. Мы расширили мощности по переработке с 600 тысяч тонн руды в год до 1,2 млн тонн. Начали разрабатывать Южный Райгородок. Масса других мероприятий – от техники безопасности до новой лаборатории и кернохранилищ. И, как следствие, – мы переименовали компанию, назвав ее RG Gold.

Вопрос: Зачем, если не секрет?

Ответ: Мы хотели дистанцироваться от прошлого компании. Если раньше это был объект, который явно готовили на продажу с минимальными вложениями, то сейчас – это целенаправленное комплексное развитие месторождений по наиболее оптимальной программе геологоразведочных работ (ГРР) со значительными инвестициями с нашей стороны.

Вопрос: Сколько уже пробурили?

Ответ: За два с половиной года – больше 74 тысяч метров. В прошлом году мы пробурили 54 тысячи метров колонкового бурения. В этом году продолжаем программу буровых работ и подтверждаем для себя значительный потенциал месторождений. По скважинам получены многочисленные пересечения мощностью свыше 7-20 метров и до 30-50 метров – с содержаниями золота от двух до шести граммов на тонну. Также имеется много пересечений мощностью от первых метров до 10 метров с содержанием золота 11-16 гр/т, они выглядят весьма перспективно.

Вопрос: На какую глубину бурите?

Ответ: До 600-800 метров.

Вопрос: А какова плотность сети?

Ответ: Сеть бурения составляет 50х40-80 метров. По результатам разведочных работ, кроме утверждения запасов в ГКЗ РК, будет также выполнена оценка ресурсов и запасов месторождений согласно стандартов JORC. По результатам буровой программы ожидаем значительный прирост запасов на обоих месторождениях.

Когда мы заходили, по ГКЗ они составляли 35,5 тонн золота. Сейчас надеемся получить прирост как минимум в 50 тонн. Буровые работы заканчиваем в августе этого года. Параллельно ведем сбор материалов разведки, пополняем базы данных, строится блочная модель. К весне 2017 года уже будем подавать заявку на утверждение запасов. Мы уверены, что в итоге объем запасов вырастет до более чем 85 тонн золота. И это не предел, ведь до сих пор мы не можем оконтурить рудные тела, как по флангам, так и в глубину.

RG Gold может стать одним из самых интересных золотых активов в Казахстане. Первичная руда по предварительным данным очень технологична, золото легко извлекается цианированием – сейчас мы проводим лабораторные тестирования в “Казмеханобре”, которые позволят нам понять, может ли руда перерабатываться с использованием технологии чанового выщелачивания. Результаты обнадеживающие.

Вопрос: Какой коэффициент извлечения?

Ответ: Более 90% в лабораторных условиях.

Вопрос: Если Вы говорите о чановом выщелачивании, это означает, что будете строить полноценную золотоизвлекательную фабрику?

Ответ: Да, скорее всего.

Вопрос: Когда, предположительно, начнется строительство, и во сколько оно обойдется?

Ответ: К 2017 году у нас будет четкая картина, в 2019 году начнем строить и, соответственно, в 2020-2021 году мы ее запустим. С утроением запасов мы думаем о наиболее оптимальном годовом объеме переработки руды. Если это будут два миллиона тонн руды в год, то это одни инвестиции, если четыре – то гораздо выше. Главное – мы не ограничены финансово, а полагаемся на наиболее эффективный план освоения наших месторождений.

Вопрос: Во сколько обошлась программа буровых работ?

Ответ: Суммарно в геологоразведочные работы мы вложили более 1,5 млрд тенге. В этом году мы планируем вложить в ГРР еще 1 млрд тенге. Общий объем инвестиций в проект с момента входа в него “Верного капитала” составил около 3,5 миллиардов тенге (около 18 млн долларов США). В эту сумму не входит стоимость покупки, это инвестиции в сам объект. В 2015 году мы произвели ровно одну тонну золота.

Вопрос: А сколько раньше производили?

Ответ: Примерно вдвое меньше.

Вопрос: Каков план на 2016 год?

Ответ: Также – одна тонна золота.

Вопрос: Окисленной руды хватит?

Ответ: Ее хватит еще на 5-6 лет.

Вопрос: Проект развивается за счет получаемых от продажи золота денег?

Ответ: Не только. Мы взяли банковский кредит на 1 млрд тенге.

Вопрос: Смотрит ли “Верный капитал” для себя другие проекты?

Ответ: Да, смотрим, но пока только Казахстан. По политическим причинам мы не смотрим на Россию и Кыргызстан. В обеих странах слишком велика политическая нестабильность, а инвестиции в горнорудные активы достаточно капиталоемкие.

Вопрос: Каково хотя бы примерное количество горнорудных проектов в Казахстане, которые вам интересны? Речь идет о единицах?

Ответ: На рынке крутится несколько десятков проектов, из которых перспективны лишь единицы. Та информация по объектам, которые предлагаются на недропользовательском рынке РК, основывается зачастую на весьма неглубоком изучении недр с минимальными вложениями в геологоразведку. К сожалению, мы практически не видим историй, когда недропользователь полноценно развивает актив. В большинстве случаев владелец лицензии не инвестирует в него и держит исключительно для перепродажи. Вот это уже грустно.

Вопрос: Каково будущее RG Gold в структуре “Верного капитала”? Продадите, как “Казцинк”, крупному игроку?

Ответ: Мы планируем развивать его сами. Да, мы не золотодобывающая компания, это не наш профиль, мы фонд, который занимается развитием. У нас нет задачи продать компанию, у нас есть задача довести ее до зрелого состояния: построить фабрику. Если к нам придут профильные инвесторы с интересными предложениями, их всегда можно рассмотреть. Для них это немного другой вопрос: сокращать операционные затраты на унцию всего портфеля месторождений, увеличивать свои запасы и так далее. У нас другая задача: мы девелоперы. Время, как мы считаем, самое подходящее: золото присело в цене, хотя и не вполне понятно, куда оно дальше будет двигаться.

Вопрос: На ваш взгляд – куда?

Ответ: Мы думаем, что цена на золото будет двигаться вверх и только вверх. Чем больше в мире нестабильности, тем выше цена на золото.

Вопрос: Как, на Ваш взгляд, изменилась роль фондов прямых инвестиций в финансировании горнорудных проектов?

Ответ: Фонды прямых инвестиций в существующей ситуации можно считать чуть ли не единственным источником финансирования. Посмотрите на нас, мы же вкладываем. И другие фонды в Казахстане тоже вкладываются. Сейчас рынки капиталов находятся в коматозном состоянии, деньги из них не получить. Но со временем, я думаю, рынки откроются, финансирование вернется.

Вопрос: Вы действительно так думаете? Будет новый виток роста?

Ответ: В базовых металлах сейчас ситуация перепроизводства, избытка инвестиций в прошлом. И пока спрос не абсорбирует излишки производства, стабильного роста ждать не стоит. Сейчас мы в цикле падения, и спрос должен догнать предложение. Спрос у нас продолжает падать, но и предложение падает. Нет новых инвестиций в базовые металлы, не строятся новые фабрики.

Вопрос: KAZ Minerals достраивает Бозшаколь и Актогай. На расширение месторождения Ойю Толгой согласована в прошлом году сделка по привлечению 4,4 млрд долларов.

Ответ: Это, скорое всего, проекты, решения по инвестициям в которые были сделаны еще до серьезной коррекции на рынке. Попробуйте сейчас привлечь деньги на строительство новой, с нуля, фабрики – вам никто не даст.

Вопрос: Тем не менее, в последние дни цены на металлы растут. Как Вы думаете, этот рост устойчивый?

Ответ: Думаю, нет. Предложение еще слишком избыточное – при том, что падает спрос. Поэтому не исключено, что мы еще увидим, как закрываются фабрики и месторождения.

Вопрос: А золото?

Ответ: С золотом все немного по-другому. Оно выступает “тихой гаванью”. Цена на него контрциклична инфляции и доллару. Чем больше долларовой денежной массы, тем дороже золото. Сейчас доллар чрезвычайно дорогой и аналитики делают прогнозы, что в перспективе он будет дешеветь. На этом фоне, надеюсь, золото будет расти.


СПРАВОЧНО

ГК “Верный Капитал” – управляющая компания, специализирующаяся на прямых инвестициях в частные компании, контролируется казахстанским бизнесменом Булатом Утемуратовым. Группа основана в 2006 году. Основные направления деятельности – телеком, потребительские товары и услуги, транспорт и логистика, недропользование, медиа, производство строительных материалов, строительство и девелопмент.

История золотого бизнеса “Верного капитала”:

“Верный Капитал” купил 100% Васильковского ГОКа в мае 2007 года.

В феврале 2008 года “Верный капитал” обменял 40% “Васильковского ГОКа” на 29,8% долю в ТОО “Казцинк”, в 2010 году обменял оставшиеся 60% “Васильковского ГОКа” на 18,9% долю в ТОО “Казцинк”

В октябре 2012 года – феврале 2013 года “Верный капитал” продал всю свою долю в ТОО “Казцинк” за 3 млрд долларов США и пакет акций Glencore Int AG.

За время владения Васильковским месторождением “Верный капитал” совместно с Glencore построил на нём золотоизвлекательную фабрику с использованием технологии ультратонкого измельчения на 8 млн тонн руды в год. Фабрика была запущена в 2010 году, ГОК – переименован в Altyntau.

С февраля 2014 года “Верный капитал” развивает новый золотой проект “Райгородок”.

ДАВРОН РУСТАМКУЛОВ имеет 18-летний опыт в области прямых инвестиций и проведении сделок по слияниям и поглощениям в СНГ.

Присоединился к команде “Верный Капитал” в ноябре 2012 года. Ранее возглавлял отдел слияний и поглощений Ernst & Young в СНГ.

В 2008-2009 годах возглавлял казахстанское представительство банка Morgan Stanley.

С 1995 по 1998 год работал в компании Arthur Andersen, консультировал международные компании по налогообложению, структурированию приобретений, и налоговому планированию.

Окончил Ташкентский государственный экономический университет по специальности “Международные экономические отношения” и бизнес-школу A.B. Freeman университета Тюлэйн, штат Луизиана со степенью MBA.

К освоению готовы …

28.03.2016

photo_signing-mouПубличный отчет о минеральных ресурсах и запасах, подписанный Компетентным Лицом, является ключевым документом для оценки состояния минерально-сырьевых активов горнорудного предприятия, привлекающего капиталы на биржевых площадках или получающего кредитование в международных финансовых организациях. В мировой практике Публичные отчеты формируются в соответствии с национальным кодексом отчетности соответствующим шаблону семейства CRIRSCO.

Полноценное финансирование горно-геологических и горно-металлургических проектов является залогом не только динамичной и бесперебойной работы горнорудных предприятий, но и одним из критичных условий для полноценного развития и роста горнорудной отрасли в целом. Несомненно, для реализации масштабных программ в горнорудной отрасли необходимо обеспечить привлечение длинных денег в форме долгосрочных инвестиций и кредитов. Сейчас, в период затяжной стагнации, привлечение инвестиций позволит предприятиям, занятым в сфере ГМК, сохранить и свое производство, и свою жизнедеятельность, и не отказаться от выполнения социальных обещаний.

Принятие решения о вложении средств, происходит в момент, когда заинтересованной стороне представляется достоверная информация о преимуществах проекта с четким обоснованием его экономики и рисков. Представленные потенциальному инвестору информационные материалы не должны вызывать повода для сомнений и двойственности в оценке. Следовательно, необходимость перехода и введения новой нормативной базы публичной геологической и финансовой отчетности, соответствующей стандартам  и практикам мировой финансовой системы – злободневна и актуальна. Основополагающим документом к переходу к новой практике отчетности является Публичный отчет. По существу, публичный отчет – это экспертное мнение и оценка минеральных ресурсов горнорудного проекта, подписанное Компетентным Лицом (или лицами). Кроме экспертной оценки, Публичный отчет является своеобразным пропуском, предоставляющим компаниям возможность стать полноправными участниками финансово-биржевых операций – будь то привлечение капиталов через IPO, привлечение прямых инвестиций или кредитное финансирование.

Республика Казахстан сделала первый шаг по переходу на новую нормативную базу, которая в ближайшем будущем позволит отечественным компаниям перейти на международную систему отчетности в формате, предлагаемом CRIRSCO.

Такой шаг необходим, так как используемый инструментарий ГКЗ не отвечает потребностям современных бизнес-процессов. На практике, длительность процедур по утверждению и/или переутверждению запасов усложняет получение оценок инвестиционного проекта, снижая экономическую составляющую эффективности освоения месторождений.

В этой связи, Казахстан предпринимает шаги, направленные на переход на публичную отчетность о минеральных ресурсах и минеральных запасах, подготовленную по результатам геологоразведочных работ по стандартам международного кодекса CRIRSCO. Среди конкретных шагов – создание организации ОЮЛ «Казахстанская Ассоциация публичной отчетности о результатах геологоразведочных работ, минеральных ресурсах и минеральных запасах» (Ассоциация KAZRС).  Задачами Ассоциация KAZRС является формирование и принятие Кодекса KAZRC соответствующего стандартам CRIRSCO, а также создание Профессиональной Организации Независимых Экспертов Недр (ПОНЭН). В задачи последней входят, обеспечение независимыми экспертами процесса составления отчетности по международным стандартам семейства CRIRSCO. Члены ПОНЭН будут участвовать в составлении отчетов с подсчетом запасов и ведением геологоразведочных работ. Кроме этого, члены ПОНЭН будут оценивать качество проведенных работ с точки зрения соответствия стандартам CRISRCO.

Помимо этого, Ассоциации KAZRC и ПОНЭН будут вносить в госорганы предложения по совершенствованию действующего законодательства по недропользованию; заниматься разработкой Кодекса KAZRC и его дальнейшей актуализацией; гармонизировать понятия, правила, стандарты, методики и информационно-аналитические материалы для применения экспертами в своей практике; организовывать проведение мониторингов вкупе с аналитическими исследованиями по вопросам законодательства в недропользовании по странам дальнего и ближнего зарубежья; оказывать консультационную и методическую помощь в профильных вопросах; координировать работу с биржевыми площадками, специализирующимися на листинге горно-добывающих компаний … И это только часть задач и целей, которые намечаются в работах на перспективу.

Созданное в Казахстане Общественное Объединение «Профессиональная Организация Независимых Экспертов Недр» (ПОНЭН) – это первая ласточка, которая объединит под своим началом ведущих специалистов горной отрасли – Компетентных Лиц. Отличительными чертами Компетентного Лица является базовое знание предмета, профессиональный опыт, глубокое практическое понимание прорабатываемых вопросов и материалов, высокие этические и нравственные принципы. Ведь, цена возможной ошибки или искажения в подписываемом Компетентными Лицом документе, весьма высока. Компетентное мнение и экспертное заключение о количестве и качестве запасов по объекту, являются одними из важных доводов по привлечению капитала в тот или иной горный бизнес-проект. Общественное объединение в лице KAZRC и ПОНЭН выступает как поручитель профессиональной компетентности своих членов, но при этом не снимает персонифицированной ответственности с каждого из них за данное заключение.

Структура ПОНЭН построена на последовательном порядке подчиненности, где высшим органом управления является общее собрание. Самостоятельно выделяются – Исполнительный комитет, секретариат, комиссия по этике, секции, объединяющие профильных экспертов по твердым полезным ископаемым и урановым месторождениям. Предусмотрены и категории членства в обществе, к ним относятся Действительный, Ассоциированный, Младший, Учащийся и Корпоративный. Последним может стать любая компания или организация прямо или косвенно работающая в горнодобывающей или горно-геологической направленности и обязательно разделяющая цели и задачи ПОНЭН.

На сегодняшний день, численный состав независимых экспертов недр в Казахстане насчитывает 20 специалистов-инициаторов, из которых сформирован Исполнительный Комитет и секретариат. Среди учредителей – геологи и горные инженеры, некоторые из их числа  являются членами признанных Комитетом CRIRSCO зарубежных профессиональных объединений, таких как Австралийский институт геологов и геофизиков, Лондонское геологическое общество, Австралийский горно-металлургический институт, а также действующими экспертами ГКЗ и министерств, курирующих вопросы недропользования.

Еще одной, немаловажной задачей, стоящей перед ПОНЭН, является совершенствование нормативной базы национального кодекса KAZRC в рамках требований отчетности семейства CRIRSCO. А это решение, возможно только в тесном содружестве с Ассоциацией KAZRC и при активной поддержке недропользователей, работающих на территории Казахстана. Для этой цели создан Комитет по стандартам, в котором основной костяк составляют независимые эксперты недр.

Однозначно, только объединенными усилиями государства, независимых профильных и специализированных ассоциаций, геологоразведочных организаций с компаниями-недропользователями возможно сформировать рабочее профессиональное сообщество Компетентных Лиц Республики Казахстан. Это необходимо, не только с технической и/или финансовой сторон. Но и точки зрения, долгосрочного взаимовыгодного сотрудничества, которое нацелено на длительную перспективную работу отечественных предприятий с ведущими операционную деятельность, как на территории Казахстана, так и за его пределами, международными горнорудными организациями. Создание сообщества Компетентных Лиц не только поднимет имидж специалистов казахстанской школы, но и в разы повысит доверие к ним на международном уровне.

Светлана Карягина.


В рамках предстоящего в Астане форума МАЙНЕКС Центральная Азия состоится сессия на тему «Прозрачность и достоверность информации – главные условия для привлечения денег в горнодобывающую отрасль». На сессии ведущие специалисты компаний – SRK Consulting, IMC Montan, IGS (International Geoscience Services) Ltd, Behre Dolbear и Wardell Armstrong International Ltd – представят участникам форума результаты накопленного международного опыта по стимулированию инвестиций в геологоразведку и горнодобывающую промышленность.

Недропользователи смогут предложить инвесторам проекты

25.03.2016

IMG_5289

Необходимость доразведки природных ископаемых в Казахстане требует привлечения огромных средств и высокого профессионализма компаний, реализующих проекты.  Из-за продолжающегося спада на сырьевых рынках достучаться до потенциальных инвесторов компаниям-недропользователям, находящимся на ранних стадиях реализации проектов, крайне сложно.  Многие международные инвесторы считают, что в Казахстане и странах Средней Азии практически нет интересных, экономически привлекательных проектов. Так ли это и что делать? Восточная мудрость гласит: «Если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе».  

ФОРУМ МАЙНЕКС ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ ПРЕДЛАГАЕТ НЕДРОПОЛЬЗОВАТЕЛЯМ ПРЕДСТАВИТЬ СВОИХ ПРОЕКТЫ НА ИНВЕСТИЦИОННОМ КРУГЛОМ СТОЛЕ

В качестве практического решения, оргкомитет форума МАЙНЕКС Центральная Азия организует Инвестиционный Круглый Стол, на котором компании-недропользователи смогут представить  проекты по поиску, разведке и разработке месторождений цветных и драгоценных металлов, промышленных минералов и редких земель на территории Казахстана, Таджикистана, Кыргызской Республики, Узбекистана, Туркменистана и Монголии.

Инвестиционный круглый стол состоится 21 апреля в 9:30 – 11:30 в зале Сары Арка 3 гостиницы Рэдиссон (Астана). Презентация проектов будет организована в формате международного инвестиционного реалити шоу – «Логово драконов» (Dragon’s Den). Проекты будут оцениваться панелью  экспертов из ведущих инвестиционных банков, фондов прямых инвестиций, фондовых бирж, финансово-кредитных компаний, венчурных финансистов и консалтинговых компаний. После Круглого эксперты проведут с компаниями  консультации в формате «один на один», обсудив возможности для дальнейшей реализации проектов (в т.ч. организации проектного финансирования, привлечении прямых инвестиций, продажи инвестору, привлечении публичного финансирования через IPO, предоставлении кредита и т.д.).

Вход на Инвестицинный Круглый стол для слушателей и прессы будет свободным.

ЗАДАЧИ ИНВЕСТИЦИОННОЙ ПЛОЩАДКИ:

  1. Предоставить недропользователям возможность научиться оформлять и проводить инвестиционные презентации согласно международным стандартам;
  2. Дать возможность недропользователям представить проекты инвестиционной аудитории;
  3. Помочь недропользователям понять, на основании каких критериев инвесторы и финансовые организации принимают решение об инвестиционном участии в проектах;
  4. Предоставить недропользователям экспертную оценку экономической составляющей проектов и дать рекомендации по их возможной реализации

ФОРМАТ ПРЕЗЕНТАЦИИ ПРОЕКТОВ НЕДРОПОЛЬЗОВАТЕЛЯМИ:

Условия участия в форуме с инвестиционной презентацией

Для участия в Бизнес-подиуме “Dragons’ Den – Логово драконов” компании-недропользователи должны не позднее 5 апреля оформить заявку на участие в форуме с презентацией, заполнив анкету на сайте – http://minexasia.com/2016/ru/registratsiya/

Презентацию проекта необходимо подготовить в программе PowerPoint согласно шаблону (см ниже) необходимо направить не позднее 10 апреля на адрес admin@minexforum.com

Стоимость участия в форуме с опцией презентации – 200 000 тенге.

Размещение рекламного постера в выставочной зоне стоит 80 000 тенге.

 Стоимость включает:

  1. Участие одного представителя инвестпроекта в форуме 20 и 21 апреля.
  2. Организацию презентации одного проекта в рамках Инвестиционного Круглого Стола
  3. Использование аудио-видео оборудования во время презентации.
  4. Видеозапись презентации.
  5. Синхронный перевод во время презентации на английский язык.
  6. Бесплатные консультации в формате «один на один» с экспертами по дальнейшей реализации проекта (в т.ч. привлечении кредитного финансирования, привлечении прямых инвестиций, продажи инвестору, привлечении публичного финансирования через IPO).
  7. Публикацию проектов, отобранных жюри, в отчетных материалах форума на сайте http://minexasia.com/ и в электронном отчете для дальнейшего распространения по базе подписчиков форума (ок. 50 000 адресатов в 50 странах мира).

Рекомендации по оформлению презентации инвестиционных проектов

Для презентации принимаются проекты, нуждающиеся в привлечения инвестиций для поиска, разведки и разработки месторождений цветных и драгоценных металлов, промышленных минералов и редких земель.

Презентацию проекта необходимо подготовить в программе PowerPoint согласно шаблону и направить не позднее 10 апреля на адрес  admin@minexforum.com

Количество слайдов в презентации – от 10 до 15

Время презентации – до 10 минут.

Шрифт – 14 Ariel

П/О – PPT, PPTX или PDF

Образец плана презентации

Заголовок проекта

1)      Описание проекта

История проекта

Геология месторождения

  1. c. Проделанные работы и их результаты – геофизика (методы, применимые на данном типе месторождений), геохимия, поверхностные выработки и бурение
  1. d. Отдельно выделить работы последних 5 лет
  1. e. Другие проведённые исследования – гидрогеология, геомеханика, металлургия, экология, и пр.
  1. f. Инфраструктура
  1. g. Рынки сбыта

2)      Чего хотят владельцы

Стратегия развития объекта

Дальнейшие работы, которые планирует владелец

Предполагаемый объем инвестиций

3)      Контактные данные оператора проекта


 

Британский взгляд на казахстанские недра

24.03.2016

Opportunities

7867817_orig
Смотреть запись


Министерство торговли и инвестиций Великобритании (UK Trade & Investment) совместно с Британской Торговой палатой в Казахстане (British Chamber of Commerce in Kazakhstan) и посольством Великобритании в Казахстане организовали 23 марта вебинар на тему «Возможности для британского бизнеса в горнорудной отрасли Казахстана». Вебинар был организован в преддверии участия бизнес-делегации из Великобритании в форуме МАЙНЕКС Центральная Азия, который состоится 19-21 апреля в Астане. На вебинаре эксперты рассказали о проходящей в Казахстане реформе системы недропользования, представили перспективные инвестиционные проекты, а также обсудили сложности, с которыми сталкиваются британские компании, работающие в Казахстане. Поднятые во время вебинара проблемные вопросы, требующие участия казахстанских властей и компаний, будут обсуждаться на круглом столе “Опыт и пути развития сотрудничества британских и казахстанских компаний в горнорудной отрасли”, организуемом 20 апреля Британской Торговой палатой в Казахстане в рамках форума МАЙНЕКС Центральная Азия.

Читать далее »

Шведские горные инновационные технологии едут в Казахстан

18.03.2016

BUSINESS-SWEDEN-150В форуме МАЙНЕКС Центральная Азия примет участие делегация шведских производителей оборудования и технологий для горно-металлургической промышленности.

Координацией презентации шведских технологий занимается офис Business Sweden в Казахстане. Главной целью визита шведской делегации на форум в Астане является продвижение шведских технологий в горнорудной отрасли стран Центральной Азии и организация диалога с национальными компаниями по решению задач оптимизации и повышения эффективности производства.

Читать далее »

Уран скатился в дефицит

16.03.2016

Ирина ДОРОХОВА

Спотовые цены на уран упали за год с более чем $39/ фунт до почти $32/ фунт. Тем самым они продолжили игнорировать фундаментальные факторы, влияющие на баланс спроса и предложения. За 2015 год, по данным МАГАТЭ, было введено в строй 10 реакторов (восемь в Китае, по одному – в России и Южной Корее) общей установленной мощностью 10,2 ГВт (см. таблицу). Не реагировали спотовые цены на сокращение производства (приостановки рудников) и запуск новых реакторов и в 2014 году.

Возможно, игнорировать эти факторы скоро станет невозможно: расчеты, сделанные по итогам 2015 года, показывают, что производство урана из первичных источников примерно на 30% отстает от потребностей АЭС в уране.

Читать далее »

Центральная Азия – реализация перспектив и потенциала горнорудной отрасли

24.02.2016

SustainibleЗа последние 25 лет с момента обретения независимости, государства Центральной Азии стали свидетелями бурного развития и экономического роста. Тем не менее, спад цен на сырье и рецессия российской экономики вынуждают страны региона искать новые модели роста. Подходы к решению проблем во многом совпадают.  Среди ключевых вопросов, широко обсуждаемых в рамках национальных экономических реформ, – региональная консолидация, расширение трансграничных альянсов, экономическая диверсификация, освоение новых рынков, создание более понятных и ориентированных на интересы бизнеса условий, увеличение роли частного предпринимательства в реальной экономике, и др.

Читать далее »

Горячие иранские недра

11.02.2016
Фото presstv.ir
Фото presstv.ir

Сможет ли Иран привлечь иностранные инвестиции в горнорудную отрасль?

Отмена санкций по отношении к Ирану и попытки иранского правительства привлечь иностранные инвестиции – одна из наиболее обсуждаемых в настоящее время тем. Но статистика показала, что объем прямых иностранных инвестиций в страну, в том числе и в горнорудный сектор слабо или вовсе не зависел от санкций. Недавно Иран во главе с министром по инвестициям и развитию РК посетила делегация из 260 представителей государственных и национальных компаний. В официальных заявлениях говорится от готовности обеих стран для обсуждения партнерских отношений практически во всех сферах экономической деятельности, в том числе в горно-металлургической отрасли. Вопрос, сможет ли Иран, вопреки кризису, привлечь в свои недра деньги инвесторов, будет обсуждаться на форуме МАЙНЕКС Центральная Азия, который пройдет в Астане в апреле нынешнего года. Причина интереса к Ирану в том, что и Казахстан, и другие страны региона конкурируют за интерес со стороны инвесторов в отрасль. Важно понимать, обострится ли эта конкуренция или нет.

Читать далее »

Информационное сообщение

26.01.2016

Загрузить в формате Word

MXCA2015-AstanaИзменения регуляторной и бизнес-среды, мировые тенденции в региональном преломлении, новые проекты и возможности для инвесторов и горнорудного бизнеса будут открыто и широко обсуждаться на 7-м горнопромышленном форуме МАЙНЕКС Центральная Азия, который пройдет с 19 по 21 апреля 2016 года в Астане (Казахстан). Форум в этом году организуется под общей темой «Перспективы и потенциал горнодобывающей отрасли в эффективном экономическом развитии»

Читать далее »

Публикации форума

26.01.2016

publikacii-forumaВ ходе подготовки к форуму предполагается публикация статей, связанных с перспективами развития горнорудной отрасли стран Центральной Азии.

Материалы будут регулярно публиковаться на сайте – http://minexasia.com/2016/ru/novosti-foruma

Адрес RSS рассылокhttp://www.minexrussia.com/2015/feed/

Читать далее »

Фотоконкурс “Геолог. Горняк. Металлург” 

22.01.2016

A84E46975-ый Центральноазиатский фотоконкурс любительской фотографии «Геолог. Горняк. Металлург» организуется в рамках 7-го горнопромышленного форума «МАЙНЕКС Центральная Азия».

Организаторы (оргкомитет форума) приглашают к участию в конкурсе фотографов-любителей, работающих на предприятиях и в организациях горной отрасли стран Центральной Азии.

Приём заявок завершается 15 марта 2016 г. Читать далее »

Опрос горнорудного сообщества

22.01.2016

survey-enВ рамках подготовки 7-го горнопромышленного форума МАЙНЕКС Центральная Азия 2016 впервые проводится международный опрос «Центральная Азия 2016 – открыта для горного бизнеса?».

Цель опроса – выяснить, как оценивают современные условия работы в горнорудном бизнесе Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Узбекистана и Монголии профессионалы, работающие в этой индустрии.

Читать далее »

Приглашаем докладчиков 

22.01.2016

Cutting-edge-technologies

Оргкомитет открывает прием заявок на выступление с докладами и бизнес-презентациями на  7-м Горнопромышленном форуме МАЙНЕКС Центральная Азия 2016. Форум состоится в Астане с 19 по 21 апреля 2016 года.

Заявки необходимо направить до 31 марта 2016

Читать далее »